- Размер текста +
Двести тысяч лет под водой.

Пещеру заливало с каждым приливом. Потом ледник растаял, и гробница окончательно стала подводной. Суша отступала и отступала, на поверхности океана не осталось даже островка. О гробнице забыли.
Однажды на заштатный полуисследованный шельф прибыл археолог-лингвист Рикар Пареши. Блэк-три, если кому интересно.
Рикар неодарённый. Но общение с одарённым мной и экспедиции в галактические гребеня даром не проходят. Что на шельфе что-то неладно, он понял сразу. Угадайте с трёх раз, кого он туда позвал?!
«Могила тёмного – проклятие планеты». Так говорят… преувеличивают, как всегда: страх плохой советчик. Но рациональное зерно в этом есть.
Гробница может быть опасна, если в ней неупокоенный призрак.

О Белой Леди я уже рассказывал. Хранительница нуждалась в энергии, и получала её любыми доступными способами. В данном случае людоедскими. Не буквально, конечно, но жертвам энергетического вампира от этого не легче. Дама была прямолинейна, как топор, на шельфе же творилось нечто иное.
Аборигены двигались как одурманенные. Хозяйства заброшены, рептилии не кормлены, водоросли в кучу. Год назад всё было в порядке, а тут… Ни дать, ни взять – садок со снулой рыбой!
Первым делом я взялся за планетарные архивы. Ничего. Потом за местные легенды, без Рика я бы их не осилил. Выяснилось, что сонное царство наступает на шельфе каждые семьсот пятьдесят шесть местных лет. Когда отступает вода.
Вот это календарь! Ничего себе память у аборигенов!
Когда отступает вода… местный парад планет (вернее, планетарных спутников) наступит со дня на день. На поверхности загадка разгадана – но что там, внизу?!

Современные скафандры тяжелы и неудобны, поэтому я решил ограничиться респиратором. Вода отличный изолятор, и что бы там под ней ни было, для серьёзного воздействия на шельф слой воды должен быть очень тонким. Может быть, нырять вообще не придётся – на поверхности океана уже показался островок.


* * *

Ил. Песок. Кораллы. Холмы… нет, горы песка, ила, кораллов и ещё какого-то мусора!!! Расщелина забита ими под завязку – как тут что-то искать?! Но я на месте: все чувства, даже несуществующие, орут об опасности. Ни в одной гробнице такого не было!
Сканирую дно. Оно искусственного происхождения – это крышка саркофага. Но распечатать его нет никакой возможности. И не хочется, если честно.
Хочется сбежать.

Если открыть гробницу не получится, её следует покрепче закрыть. Залить изолирующим составом, обрушить скальный массив… жаль, что нельзя в ней покопаться – несмотря на мандраж, любопытство моё никуда не делось. Но Рик этого не поймёт, а аборигены тем более: если саркофаг так излучает сейчас, что будет, когда я его вскрою?!
- Ссссссс….
Оборачиваюсь. Очень быстро, чуть не падая. Да, нервы ни к хатту!
У выхода из пещеры стоит призрак.

Он выше меня раза в полтора, и в два раза массивнее. Тяжёлые надбровные дуги, костяные наросты надо лбом. Ещё одни, витые, за ушами. Уши острые. Закутан во что-то вроде туники и плаща одновременно. Оружия не видно, кисти рук в тяжёлых перчатках по локоть.
- Ссссаршшш-кааа….?
Это вопрос? Не понимаю. Рикара бы сюда – мелькнула нездравая мысль и исчезла. Я демонстративно пожал плечами.
- Кто такой? – это не голос, это мысленная речь. И тут же попытка сканирования. Ну, этим меня не удивишь, сколько лет закрывался! Я даже успокоился немного…
- Учёный.
- Одарённый?
- Да.
- Повелитель? – Призрак всматривается.
- Нет. Лорд.
- Есть Повелитель и есть Лорд?! – Призрак удивлён.
- Лорды. Да, конечно. Невозможно со всем справиться одному.
- Я ПРАВИЛ ОДИН!!!
Голос призрака гремит, сокрушая стены пещеры. Аж камни посыпались.
- Я ПОВЕЛЕЛ, И РАБЫ ПОСТРОИЛИ МНЕ ГРОБНИЦУ!! Я ДОЛЖЕН БЫЛ ПРАВИТЬ ВЕЧНО!!!
Сейчас обвал будет. Хммм, «должен был»… Как можно править из гробницы?!
- И давно?
Он задумался. Пошевелил губами.
- Двести шестьдесят пять циклов назад.
- Двести тысяч лет?! – кажется, с лицом я не совладал, – Вы ЭТОГО хотели, Повелитель?!
- НЕТ!!! – Точно камнями завалит. И буду я с этим… громовержцем мокнуть до самой вечности. Я поспешно отодвинулся.
- Я ХОТЕЛ БЕССМЕРТИЯ! А ОНИ… они…
- Что «они»? И кто?
Призрак замолчал. Надолго. А когда заговорил, голос его был усталым и хриплым.
- Они не хотели править. И умирать не хотели. И подчиняться. Они бежали, но пришли, когда я умер. Перекрыли вход. Ключ-камнем. Я не мог выйти, никуда не мог выйти, двести тысяч лет, ДВЕСТИ ТЫСЯЧ!!!
Ох… дааааа. Ни сбежать, ни повеситься.
- Где этот ключ?
- У порога… – призрак слабо махнул рукой.
У порога? А где тут порог? Всё илом занесло, за столько-то лет!

Не получается глазами, посмотрим иначе. Я встал на колени у входа в пещеру, потянулся сквозь наслоения, глубже, глубже… так… ил, песок, кораллы, какие-то обломки… Есть!
Он был вплавлен прямо в скалу. Прозрачный кристалл неправильной формы, я никогда не встречал таких. Ни достать, ни сдвинуть с места его не удавалось Ладно, не так, так эдак – я потянулся к структурной решётке.
Удар!
Меня отбросило от порога вон из пещеры. Я лежал на спине, приходя в себя и восстанавливая дыхание. Призрак застыл на пороге. Где-то подо мной, на грани слышимости, заплескалась вода. Пора уходить, гигантский отлив скоро закончится. Ничего, теперь дорогу знаю, разберусь постепенно с этим камушком!
- Мне пора, Повелитель, - я поднялся – с наскока эту проблему не решить.
- Уходишшшшшь…
- Да. Начинается прилив.
- Ззззайди… тут кое-что… для тебя.
Из гробницы? Раритет? Исследователь во мне просыпается мгновенно. Может, и летописи какие найдутся? Поспешно делаю шаг – и спотыкаюсь на пороге.
- Что ты зассстыл?! ИДИ!!!
Глаза. Его глаза! Едва взглянув в них, я отшатываюсь – а потом ещё и отпрыгиваю!
В них сама смерть.
Двухсоттысячелетняя.
Я развернулся и побежал.


* * *

- Рик, аборигенов надо переселять.
- Всё так плохо?
- Ну… не так. Семьсот пятьдесят лет у них есть.
- А сделать ничего не сможешь?
- Те, кто вплавили это в камень, сильнее нас на порядок. Или у них другая физика. В общем, через ключ не пройти. Но я подумал…
- Что ты подумал? – Рикар смотрит тревожно.
- Можно пробить скалу.
- И выпустить… этого?!
- Ну, да. Он уйдёт, шельф останется.
- Он же тебя убить хотел! – Пареши вертит пальцем у виска, – А ты его спасать собрался?!
- Не убить. Задержать. Двести тысяч лет одиночества, Рик! Я себе такое даже представить не могу…
- Он сам этого хотел – нахмурился Рикар. – «Я правлю один, остальные рабы, кто не спрятался, тот умри…» – и через паузу – Кафа хочешь?
- Хочу… Рик, он уникален! Как ископаемое. Звероящеры вымерли, и предки ранкоров, и банты эти хоботастые…
- Ага, их всех угробили разумным коллективом!
- Его тоже.
- Ты имеешь в виду «их»?
- Угум. Знаешь, мне показалось, что на пороге я споткнулся… о кристалл.
- Он же под илом!
- Да. А ещё мне казалось, кристалл на меня смотрел. Словно оценивал: из пещеры меня выбросить – или наоборот, в пещеру. К звероящеру в компанию.
- Нич-чего себе! – Рикар бледнеет, – Пойду-ка я каф варить, всё равно теперь не усну.

Каф у Пареши скверный. Я бы его разбавил лумом, но лума нет. Такую отраву здесь только я пью, чтобы в кучку собраться. Мысли крутятся в голове невесёлые, в основном о вреде бессмертия и горнопроходческих работах в океане.
- Тебе его жалко?
- А? – я не сразу понимаю, о чём речь.
- Ну, этого…
- Нет, не жалко. Да он и оскорбится на жалость. В его словаре это для рабов. Пожалуй, я ему сочувствую. Представил себя в этой пещере… брррр!
- Ага, это «брррр» он тебе чуть не устроил!
- Так не устроил же…
Пареши молчит. Потом усмехается.
- Знаешь, командир, что меня в тебе поражает? Ты ни хатта не боишься! Для тебя выпустить… этого, словно зверюшку из клетки освободить, пусть бегает! А вот я его боюсь. За себя боюсь, и за местных тоже. Он вырвется и опять попытается править!
- Рик, он призрак. Скорее всего, просто развоплотится.
- А если нет?!
Если нет…

Жил да был на свете Самый Сильный Ранкор, все самцы его боялись. Если не за себя, так за самок и детёнышей. Ведь наши привязанности – наша уязвимая точка. А нет привязанностей, и ты неуязвим!
«Если с другом буду я, а ранкор без друга…» Ну, вы поняли: «Угробили разумным коллективом» (с) – доцент Рикар Пареши. Если я его выпущу, и он опять захочет править, останавливать его придётся мне. Вместе с Рикаром, эскадрильей, карунским спецотрядом… да мало ли к кому я ещё привязан?! И если кто-то из них погибнет – я сам себя съем!

- Рик, ты прав. Уезжаем. Переселяй своих аборигенов. И… с какого бодуна тебе сказалось, что я ни хатта не боюсь?!

Алькор. 31-10-2008


Введите защитный код, приведенный ниже: