- Размер текста +

- Это был ангел, клянусь вам, ангел! - захлебывался заправщик на бензоколонке, нелепо взмахивая руками и раскачиваясь из стороны в сторону. - Он был в белых развевающихся одеждах, и от него исходил свет! Он шел по воздуху, а его глаза... они... в них... в них была вся мудрость мира!

Сэм старательно улыбался, а Дин уже бросил и просто злобно пялился на психа. Рыжий лопоухий детина в восторженном религиозном экстазе продолжал сыпать подробностями своей встречи с посланцем Божьим. Дин пару раз открывал было рот, чтобы вежливо распрощаться, но остановить бурный словесный понос было невозможно.

- У меня прям что-то внутри перевернулось!.. Прям вот захотелось упасть перед ним на колени, а он... Он был такой...

- Тревор! - пронесся по заправке зычный рык, и парень нервно подпрыгнул на месте.

- Уже иду! - столь же зычно заорал он в ответ, на мгновение оглушая братьев Винчестеров. - Я... Я сейчас вернусь! Никуда не уходите!

Несколько секунд они стояли, не шевелясь, и медленно приходили в себя.

- Не видел он никакого ангела, - раздался голос откуда-то сзади. - Господи, ну что за чушь!

За спиной у них стоял молодой парень, на вид не старше Сэма. Потертые голубые джинсы и белая майка навыпуск, копна непокорных соломенных волос и скептическое выражение на приятном, хотя и не отличавшемся правильностью черт лице. Непропорционально большие глаза угадывались за тонированными стеклами солнцезащитных очков.

- А вы при этом присутствовали? - тупо поинтересовался Сэм, разглядывая парня.

Тот презрительно фыркнул.

- Вы думаете, там было при чем присутствовать?! Все, что он тут нес, типичный бред воспаленного сознания. Странно, что у этого ангела не было белоснежных лебединых крыльев и светящегося обруча над головой.

- Вы не верите в ангелов? - спросил Сэм, больше для того, чтобы поддержать разговор - вдруг парень все-таки что-то видел. В глубине души он не сомневался, что собеседник прав и явление ангела завсегдатаям бара «У Джули» было ничем иным, как последствием распития паленой водки. После памятного случая с преподобным Томасом Грегори Сэм куда более критически относился к атрибутам веры. Но чувство долга все равно настаивало на расследовании.

- Конечно, верю! – искренне возмутился парень. – Я верю в Бога и в Его воинство, верю, что наши судьбы в руках Господа. Но верить в пухлых розовых младенцев-купидонов или золотоволосых красавцев неопределенного пола и возраста?! Нет уж, увольте!

Дин захихикал.

- В смысле?.. – не понял Сэм, который после получасового общения с велеречивым Тревором с трудом переваривал информацию.

- В прямом! Белые одежды, свет, который струится прямо из глаз – да вам же только что описали картинку из Библии для детей. Люди, видите ли, мыслят в основном стереотипами – если ангел, то как на Рождественской открытке! Из ста человек в лучшем случае один возьмет на себя труд заглянуть дальше расхожих образов, а все остальные будут упорно принимать символ предмета за сам предмет. Впрочем, вопросы восприятия – это вообще штука сложная… Но мы же еще даже не знакомы! Как вас зовут?

- Дин и Сэм Винчестеры, - сказал Дин, пока Сэм поспешно припоминал фальшивые имена, которые они взяли на этот раз. – Мы охотники за нечистью…

Сэм в шоке вытаращился на брата. Дин, осознав, что сболтнул совершенно незнакомому человеку сверхсекретную информацию, испытал шок ничуть не меньший. Единственным, кто оставался абсолютно невозмутим, был их философ-собеседник.

- Ого, да у вас прямо говорящая фамилия! – сказал он, не выказывая даже намека на удивление, как будто охота за нечистью была самой распространенной профессией в Соединенных Штатах. – А меня зовут Терри. Терри Ардан.

- Э-э… - с трудом выдавил из себя Сэм.

- Думаете, тут все-таки замешаны какие-то сверхъестественные силы?

- Ну-у… - пробормотал Сэм, понимая, что эта реплика ненамного содержательнее предыдущей.

Терри Ардана это, однако, нисколько не смутило.

- Воля ваша, хотя по-моему, тут все естественно до тошноты. И что же вы планируете делать теперь?

- Мы собирались осмотреть тот бар, - брякнул Дин прежде, чем успел прикусить себе язык. Ему не верилось, что он с такой легкостью рассказывает вещи, которые всю свою жизнь хранил в глубокой тайне. Но в то же время он чувствовал, что его удивительная откровенность не была вызвана гипнозом или давлением на психику. Просто было в этом Терри что-то светлое, даже солнечное, отчего до безумия хотелось говорить ему только правду.

- Осмотреть бар? Да, это хорошая идея. Удачи вам.

- А вы там бывали? – спросил Сэм, плохо понимая, зачем он вообще продолжает этот разговор и почему до сих пор не сбежал от этого странного парня, схватив в охапку тронувшегося умом брата.

- Что вы! Конечно, нет. Я даже не знаю названия этого места. Я в этом городе проездом – путешествую автостопом по стране.

- Может быть, вас подвезти? – предложил Дин. Живой, непосредственный Терри, которого, похоже, не пугали ни привидения, ни охотники на них, становился все больше и больше ему симпатичен. – Вам куда?

Терри улыбнулся – и в этой улыбке было тепло лета, запахи луговых трав и нежное мерцание Млечного Пути.

- По пути с вами, - ответил он.

Дин кинул взгляд на Сэма – обаяние Терри делало свое дело, и тот уже не возражал против попутчика – и направился к «Импале», пытаясь подавить в себе удивление, вызванное таким поворотом событий. А вместе с удивлением – тихую, непонятную радость.

 

Бар «У Джули» располагался на отшибе. Это было облезшее кирпичное здание, отчаянно нуждавшееся в капитальном ремонте. Однако ни внешний вид, ни щели в окнах, ни плесень, которая толстым слоем покрывала отсыревшую штукатурку, не мешали его завсегдатаям каждый вечер стекаться сюда выпить пива – или чего покрепче.

Дин осматривал помещение, стараясь как можно незаметнее измерить электромагнитное излучение – они представились журналистами, а журналистам вряд ли подобает разгуливать со стремного вида счетчиками, – а Сэм расспрашивал бармена-ирландца, настроенного еще более скептически, чем рассеянно бродивший между столиками Терри.

Видел ли он, Майлз, что-нибудь необычное? Да черта с два! Собралась обычная компания пьянчуг, распили бутылку, потом вторую, а потом он наклонился под стойку, чтобы достать еще виски – и вот тут-то все и начали орать, как полоумные: «Ангел, ангел!» Когда он распрямился, никакого ангела, ясное дело, не было и в помине.

- Странно, а по рассказам очевидцев выходит так, будто ангел висел тут под потолком не меньше получаса, - осторожно заметил Сэм.

Бармен презрительно хмыкнул.

- Вокруг некоторых ангелы небось до сих пор вьются!

- Но у вас ведь есть какие-нибудь предположения по поводу того, чтобы это могло быть?

- Конечно, есть! – вскипел бармен. – Пить надо уметь!!! Это целая культура!!! А вы, хреновы американцы, нажираетесь всем подряд без разбора, пока не напьетесь до фиолетовых чертей, малиновых крокодилов, или вон… ангелов!!!

Он грозно насупил брови и громогласно осведомился:

- Еще вопросы есть?

- Да, - внезапно откликнулся Терри, пока Винчестеры синхронно мотали головами. – Кто такая Джули?

Три пары глаз в недоумении на него уставились.

- Какая Джули? – спросил бармен.

- Ваш бар называется «У Джули», - пояснил Терри. – Кто это?

- А-а, вот вы о чем, - смягчился бармен. – Это моя двоюродная бабка. Она с мужем держала паб в Дублине – чудесная была женщина.

 

- Неужели ты думаешь, что его бабка может быть как-то связана с ангелами в его пивнушке? – спросил Сэм, когда они вышли на улицу.

- Конечно, нет! Как тебе могло такое прийти в голову? – искренне изумился Терри.

- Тогда зачем же ты стал об этом спрашивать?

- Просто так. А разве вам не интересно?

Сэм только пожал плечами. Винчестеров никогда особо не интересовал кто-то или что-то, не связанное с их работой, и потому цветы в садах, пестрые занавески на окнах, коллекции ракушек и пластинок, пушистые кошки и чужие бабушки, которые были совершенно замечательными женщинами и большими красавицами в молодости, обходили их жизнь стороной, не оставляя в душах и мыслях даже следа.

По дороге в мотель Сэм молчал, обдумывая факты. С одной стороны, казалось бы, инцидент можно считать исчерпанным: электромагнитного излучения в помещении обнаружено не было, а бармен, который определенно был самым трезвым и адекватным из всех присутствующих, ничего не видел. Но в то же время что-то не давало Сэму покоя. Во-первых, все очевидцы описывали явившегося им ангела практически одинаково, акцентируя внимание на одних и тех же деталях: необычных больших глазах, светлой одежде и странном ощущении, которое они испытали при виде него. Если бы одному что-то примерещилось, а остальные подхватили бы за компанию, вряд ли удалось бы добиться подобной стройности повествования, а в сговор Сэму как-то не верилось. Было и еще кое-что… В том месте, где, если верить описаниям, парил ангел, стена была абсолютно сухой, без намека на плесень – словно рядом с ней находился сильный источник тепла. Интуиция охотника подсказывала Сэму, что в этом деле что-то нечисто.

Уже спустились сумерки, когда «Импала» припарковалась на стоянке перед мотелем. Терри вылез из машины и остановился на маленьком пятачке, который освещал стоящий рядом фонарь.

- Ну, приятно было познакомиться, - сказал Сэм.

Терри улыбнулся и пожал протянутую руку. Сэм вдруг почувствовал, как его накрывает теплой волной спокойствия и уверенности – хотелось закрыть глаза и как можно дольше удерживать это ощущение.

- Куда ты сейчас? – спросил он, почти бессознательно оттягивая момент прощания. Дин, стараясь казаться невозмутимым, с беспокойством, причину которого он и сам вряд ли смог бы объяснить, наблюдал за сценой.

Терри неопределенно качнул головой. Может быть, он сам этого еще не знал, а может, просто не хотел посвящать Винчестеров в свои планы. Разжав пальцы и по-прежнему улыбаясь, он сделал шаг назад, выходя за пределы круга света. Еще один шаг, и он растворился бы в темноте, и в этот момент Сэма охватил иррациональный, почти панический страх потери.

- Стой! – крикнул он. – Может, останешься пока с нами?

Последовали еще несколько секунд молчания.

- Хорошо, - наконец согласился Терри, и звук его голоса разрушил магический флер, который уже начал окутывать всех троих. – Пожалуй, так будет дешевле.

 

Номер, который они сняли, состоял из двух смежных комнат, разделенных тонкой фанерной перегородкой. В первой, проходной, комнате стоял диван, стол с парой стульев и видавший виды телевизор, в дальней – две кровати, застеленные некогда ярко-зелеными покрывалами, которые в результате многочисленных стирок вылиняли до грязно-салатового цвета. Дверь между комнатами почему-то отсутствовала, хотя по наполовину отодранному косяку можно было догадаться, что кто-то решил устроить маленький ремонт, но на полпути передумал, сочтя это дело чересчур хлопотным. В ванной, к счастью, дверь все же была, хотя шпингалет по таинственным и необъяснимым причинам располагался снаружи.

Дин с некоторым изумлением отметил, что снимать темные очки Терри не собирается даже в помещении.

- Хорошо видно? - не удержавшись, съехидничал он.

- Ага. А особенно хорошо видно бывает дождливым вечером, - беспечно откликнулся Терри и захихикал, увидев вытянувшуюся физиономию Дина. - Они с диоптриями. У меня плюс три, как у дамы в очках и с ружьем в автомобиле. Вы читали Жапризо?

Никакого Жапризо Дин, разумеется, не читал, и вообще впервые о таком слышал, что развеселило Терри еще больше.

- Ну ладно, - отсмеявшись, сказал он. - Давайте устраиваться. Я, наверное, останусь здесь, на диване, а вы на кроватях в той комнате. Что будем ужинать?

 

Вечером Сэм влез в ванную к принимавшему душ Дину. Игнорируя гневные вопли и обвинения в том, что он вуайерист и извращенец, Сэм уселся на краешек унитаза и глубокомысленно сообщил:

- Он странный.

- Дай полотенце!

- Может быть, он имеет какое-то отношение к охоте - но вот только какое?..

- Дай полотенце, козел!!

- От козла слышу. Сам он не охотник, это точно. Ни оружия, ни книг...

- Дай полотенце немедленно, ты, урод!!!

- Да мойся ты, я даже на тебя не смотрю! Тоже мне. Может, конечно, он родственник охотника, или ему кто-то раньше помогал, но для человека, который наверняка знает, что такое нечисть, он какой-то... слишком спокойный.

Дин с возмущенным сопением выбрался из ванной и схватил полотенце сам.

- Ну точно, извращенец, - буркнул он, оборачивая его вокруг бедер.

- Зачем ты сказал, кто мы такие? - задумчиво произнес Сэм, не обращая на брата ни малейшего внимания.

- Затем же, зачем ты предложил ему с нами жить! - огрызнулся в ответ Дин.

- И в самом деле, зачем я это сделал? - пробормотал Сэм.

- Вот-вот, над этим и подумай, и еще объясни, за каким хреном ты ко мне вломился?!

- Хотел поговорить наедине, чтобы нас не могли подслушать.

- Ага, то есть если бы мы вышли на стоянку, нас могли бы подслушать, а когда мы оба сидим в ванной того же номера, что и он - то подслушать нас ну никак нельзя? Гений! Мозг!!

Сэм невидящим взглядом смотрел на растрескавшийся кафель на стене, не реагируя на подколки.

- Понимаешь, он... В нем что-то такое есть. Притягивающее. Ох, Дин, что-то тут не так...

- С ним что-то не так?!

- Да нет... С ним-то, наверное, все так... Он просто... - Сэм запнулся, пытаясь подобрать нужное слово. Но ничего подходящего на ум не шло, и он только еще раз повторил: - Странный. Я имею в виду, что-то не так с этим местом.

- Ангелы? - презрительно бросил Дин.

- Не знаю. Но нам определенно стоит остаться тут и все проверить.

 

- Значит, вы собираетесь остаться? – сказал Терри.

Они завтракали в маленькой забегаловке неподалеку от мотеля. Блинчики были совершенно безвкусные и слегка не прожаренные – не спасал даже клубничный сироп. Зато кофе был великолепен: крепкий и ароматный. Сэм сделал глоток, чувствуя себя неуютно под пристальным взглядом собеседника.

- Ну-у, да…

- Зачем? – вопрос прозвучал холодно и жестко, от мягкости и спокойствия не осталось и следа. Сэм вдруг обрадовался тому, что между его глазами и глазами Терри была преграда в виде темных очков – ему отчего-то показалось, что смотреть прямо в них было бы слишком страшно.

- Мы подумали, что тут может быть что-то по нашей части, - ответил он, заставляя себя сглотнуть вязкую слюну, скопившуюся во рту.

- Что тут может быть? Вы приехали сюда искать ангелов – и вчера убедились, что их здесь нет, - по лицу Терри пробежала легкая тень, и он добавил, словно бы про себя: - Впрочем, вы все равно в них не верите.

- Тут что-то есть, - упрямо повторил Сэм.

Терри резко подался вперед и медленно, чеканя слова, произнес:

- Везде что-то есть. Вот только с чего ты взял, что это что-то дано увидеть именно вам – и что уведенное будет именно этим чем-то, а не спасительной галлюцинацией, которую подсунет вам движимый инстинктом самосохранения разум?

Несколько минут он сидел не шевелясь и не отводя глаз от лица Сэма, ожидая ответной реплики. Но ее так и не последовало, и он порывисто встал и вышел из закусочной.

- Что он хотел сказать? – в недоумении обратился Сэм к брату.

- Что нам стоит немедленно уехать из этого города? – предположил Дин, пережевывая кусок блина, который он в течение всей сцены держал во рту, боясь чавканьем привлечь к себе внимание.

- Нет. Он хотел сказать что-то другое. Вот только никто из нас не понял что…

Он одним глотком допил кофе и поднялся из-за стола. Дин с сожалением покосился на недоеденный блин – как-никак, еда, – но Сэм был уже в дверях, и поэтому он поспешил следом.

Терри стоял напротив выхода из закусочной, прислонившись плечом к фонарному столбу. Лицо у него вновь было спокойным и почти безмятежным. Секунду Сэм колебался – но странные флюиды, исходящие от этого парня, были слишком сильны. Словно одно его присутствие каким-то мистическим образом обещало безопасность. Сэм просто не смог устоять перед искушением. Он кашлянул и, неловко проведя рукой по волосам, сказал:

- Поехали?..

- Да, - ответил Терри и как ни в чем не бывало сел в «Импалу».

 

Сэм велел отвезти его к городской библиотеке.

- Встретимся вечером в мотеле, - сказал он на прощанье и скрылся в здании.

Если Сэм и был недоволен тем, что никто из спутников не выразил бурного желания составить ему компанию, то никак этого не продемонстрировал.

- Знаешь, там, в забегаловке, я на мгновение по-настоящему испугался тебя, - признался Дин, трогаясь с места.

- Прости, - отозвался Терри с заднего сиденья, - вспылил. Мне не следовало так реагировать. Просто я… не согласен с твоим братом.

- Да ладно, ерунда. Не соглашайся с ним сколько влезет, - великодушно разрешил Дин. – Я тоже далеко не всегда с ним согласен.

Терри рассмеялся – и в салоне «Импалы» вдруг стало теплее и легче дышать.

- Давай прогуляемся, - предложил он. – Посмотрим, что за город.

- Все маленькие города одинаковы, - ответил Дин.

- Только до тех пор, пока ты не присмотришься к ним поближе.

 

Они ходили по улицам, жадно и в открытую разглядывая прохожих и припаркованные вдоль тротуара машины, водили пальцами по трещинам в кирпичной кладке и пересчитывали канализационные люки. Не то чтобы Дин мог назвать этот день самым счастливым в своей жизни – он не выносил пафос такого рода, а дни имели обыкновение сливаться в однотонную серую массу, так что разобраться, какой из них был счастливым, а какой несчастным, было уже невозможно – но по крайней мере сегодня он мог точно сказать, что все еще жив.

В мотель они вернулись буквально за несколько минут до того, как в номер влетел раздраженный и взвинченный Сэм.

- Нет, я ничего не обнаружил, - сообщил он, не дожидаясь вопроса брата. – Но не рассчитывай, что я так просто сдамся!

В ответ Дин только зевнул и, скинув ботинки, повалился на кровать. От удивления Сэм невольно сбавил обороты.

- А где Терри? – спросил он уже спокойнее.

Не открывая глаз, Дин махнул рукой в сторону ванной. Поняв, что от брата ничего больше не добиться, Сэм толкнул дверь и заглянул внутрь: Терри, вполголоса напевая песенку на каком-то непонятном языке, вставлял в глаза контактные линзы. Закончив, он повернулся к Сэму и весело ухмыльнулся:

- Ну как?

- Плохо, - невольно вырвалось у Винчестера.

Терри расхохотался, необъяснимым образом находя замечание Сэма ужасно забавным. Сейчас, когда на нем были цветные линзы, лицо его приняло неуловимое сходство с маской, а глазницы на мгновение показались Сэму пустыми. Он тряхнул головой, пытаясь прогнать наваждение.

- Может быть, все дело в цвете? – предположил он.

- В цвете? – Терри вновь обернулся к зеркалу. – Тебе не нравится зеленый?

- Ну, просто… - замялся Сэм. – Возможно, естественный цвет тебе пошел бы больше… Какого цвета у тебя глаза?

На лице Терри появилось лукавое выражение.

- А какого бы тебе хотелось? – спросил он.

Сэм невольно смутился еще больше.

- Голубого? – наугад ответил он.

- Голубого? Отличный выбор, - линзы он все-таки вынул и снова надел очки.

- Неужели ты все время что-то носишь? – продолжал Сэм, выходя следом за Терри из ванной. – Невозможно же ходить в очках или линзах круглые сутки! А своей девушке ты тоже никогда глаза не показываешь?

- Моей девушке? – напрягся Терри. – Почему ты решил, что у меня есть девушка?

Дин приподнялся на локте, отгоняя сон. Разговор, похоже, принимал опасный оборот.

- Я подумал, что у тебя могла бы быть девушка.

- О, вот как? А у тебя есть девушка?

- Нет.

- Почему же? – казалось, что Терри сознательно провоцирует Сэма.

- Обычная история, - едко бросил тот. – Несовпадение мечты и реальности.

- Это в том смысле, что на шею тебе постоянно вешаются грудастые блондинки, а ты фанат анорексичных брюнеток?

- Нет, просто работы слишком много! – рявкнул Сэм, в запале не замечая ни странных намеков, ни ревности, явственно проскользнувшей в голосе собеседника.

- «Главным делом вашей жизни может стать любой пустяк, важно только твердо верить, что важнее дела нет!»[1] – с выражением продекламировал Терри.

Дин вскочил с кровати: дело шло к драке…

- Ты ни черта не понимаешь! – заорал Сэм.

- Где нам, дуракам, чай пить! – язвительно ухмыльнулся Терри.

- Я защищаю людей, я спасаю мир! – кричал Сэм, уже не понимая значения слов, срывавшихся с его губ.

- Кто б мог подумать, что твое второе имя – Супермен!..

- Парни, погодите… - попытался вмешаться Дин, но его никто не слушал.

- Я занимаюсь тем, о чем вы все даже понятия не имеете! Я рискую ради других жизнью!

- Ну-ка, ну-ка, давай поподробнее! Чем же ты занимаешься? Ищешь под кроватью страшил, которых нет? Распугиваешь фантомы? Что ты делаешь вот сейчас, вот в этом самом городе? Зачем ты торчишь в библиотеке, зачем ты во что бы то ни стало пытаешься докопаться до центра земли в поисках хоть какого-нибудь дерьма? Хочешь жить среди демонов – живи, вперед и с песней, кто ж тебе мешает? Вот только не надо впутывать в это весь остальной мир!

Дину и в голову не могло прийти, что Терри может быть в таком бешенстве.

- Ты не понимаешь… - снова начал Сэм.

- Идиот, - жестко выплюнул Терри и бросился вон.

Дверь с грохотом захлопнулась.

- Мне кажется… - повернулся Дин к Сэму, но тот уже уселся за компьютер, упрямо поджав губы и оставив брата в одиночестве стоять посреди комнаты – бескрайней выжженной пустыни, за миллионы Галактик до другого человеческого существа.

Дин шевельнул губами, но звук, пролетая через все эти Галактики, все равно рассеялся бы в пространстве, так и не добравшись до адресата, поэтому он оставил слова при себе и, стараясь как можно тише ступать по облезлому выцветшему паласу, вышел на улицу.

Терри стоял чуть поодаль, обхватив себя руками, и глядел в темное, затянутое тучами небо, на котором размытым желтоватым пятном проступала растущая луна. Он едва заметно дрожал, должно быть, от холода – футболка едва ли могла хорошо защищать от порывов пронизывающего ветра. Очки Терри снял и сейчас сжимал в ладони, и Дину вдруг захотелось заглянуть ему в глаза. Но вместе с тем его охватило странное, тревожное чувство, подобное тому, которое, должно быть, испытывал Орфей, медленно поворачивавший голову в бесплодной надежде увидеть позади Эвридику, и Дин остался стоять за спиной у Терри, мучительно пытаясь выбрать из обрывков крутившихся в голове фраз что-нибудь подходящее.

- Скоро полнолуние, - пробормотал он, не придумав ничего лучше.

- Да.

Дин вздохнул и попробовал перевести разговор на мучившую его тему.

- Терри… Ты думаешь, что Сэм ничего не найдет?

До него долетел горький смешок.

- Ну почему же. Найдет. Кто хорошенько ищет, тот всегда находит. Что-нибудь.

 

Этой ночью Дина опять мучили кошмары. Вот уже больше месяца он плохо спал по ночам: его сознание балансировало на зыбкой границе между явью и забытьем, мучимое страхом и видениями ада. Каждый раз пейзаж менялся: залитую лавой равнину сменяла ледяная пустыня, но Дин, как это часто бывает в мире грез, откуда-то знал, что это была именно преисподняя. Иногда в его сны вплетались обрывки реальности: слова, лица, события… Мечась на влажных от пота простынях и ощущая под ногами сухую растрескавшуюся землю, он услышал эхо слов Терри: «Хочешь жить среди демонов – живи...» Но они ведь не хотят жить среди демонов! Они ведь не хотят… Не хотят?.. Жар пекла душил его, а вечерняя ссора медленно прокручивалась в голове от конца к началу. «Чем же ты занимаешься? Ищешь страшил, которых нет?» Но ведь страшилы есть… Страшилы есть. Страшилы должны быть… Должны быть?.. «Главным делом вашей жизни может стать любой пустяк!» Но ведь то, чем они занимаются, не пустяк… Не пустяк! Не пустяк?.. Псы ада, неизменный атрибут снов Дина, неторопливо выбирались на поверхность из земли. Они тоже всякий раз принимали новое обличие, и всякий раз Дин знал, что они пришли по его душу. «На шею тебе постоянно вешаются грудастые блондинки, а ты фанат анорексичных брюнеток…» В отдаленном уголке разума Дина, который бодрствовал и анализировал, что-то шевельнулось. Первая девушка Сэма, Джессика, была фигуристой блондинкой. Она погибла от рук Желтоглазого Демона. Потом была Сара… брюнетка… Они расстались с ней… Где же?.. В Иллинойсе? Или в Мичигане? Ах, не важно… После Сары – Мэдисон. У нее тоже были темные волосы. Сэм убил ее своими руками – она была оборотнем. А сейчас четвертая девушка. Мэри. Невысокая, худая и темноволосая. У нее были две примечательные черты: имя матери Винчестеров и железная, несгибаемая воля. «…а ты фанат анорексичных брюнеток…» Терри ведь не мог обо всем этом знать – но откуда тогда в его голосе столько ревности? Кого он ревновал? И к кому? Неужели к Сэму? Но не может же быть… Адовы псы с рычанием кинулись на него, и Дин проснулся, так и не успев понять, куда же ведет его эта цепь логических рассуждений.

На кровати рядом с ним сидел Терри.

- Кошмары? – с сочувствием спросил он.

Дин как-то хрипло булькнул, невольно вспоминая о «личном пространстве». Терри усмехнулся, наблюдая за его растерянностью.

- Все в порядке, - мягко сказал он, - спи. Теперь тебе будут сниться хорошие сны.

Он соскользнул с кровати и исчез в темноте смежной комнаты. Ошеломленный Дин глубоко вздохнул и, поворочавшись немного с боку на бок, все же рискнул закрыть глаза. Сон пришел сразу: в нем была цепь поросших высокой травою холмов и шел теплый сиреневый дождь.

 

Дин надеялся, что к утру ссора забудется, но не тут-то было. Терри держался ровно и спокойно, но внутри у Сэма словно тикала бомба с часовым механизмом. Она сдетонировала в тот момент, когда Терри вышел купить кофе и чего-нибудь перекусить.

- Кажется, вы с нашим новым приятелем отлично ладите. Прямо как, - тут Сэм сделал драматическую паузу, - с Гордоном.

О да, младший Винчестер безусловно знал, за какими дверцами шкафа у Дина хранятся скелеты. Гордон, совершенно очаровавший его при первой встрече и оказавшийся впоследствии одержимым ублюдком, был ярким доказательством того, как плохо Дин разбирается в людях.

- Не вижу между ними ничего общего, - сквозь зубы процедил он.

- А я вижу. Например, то, что у обоих явно винтиков в голове не хватает!

- Что ты такое несешь?!

- Может, скажешь, что Терри – эталон нормальности? Он тебя впервые увидел два дня назад, а уже ведет себя, словно лучший друг! Ума не приложу, чем ты его так обаял – разве что он гей и попросту влюбился в тебя с первого взгляда!

- Ах, вот оно что! Сэмми, малыш, а мне казалось, ты уже вышел из того возраста, когда старших братьев ревнуют к их школьным друзьям!

- Ну что ты! Как ты мог подумать! Да я от него просто без ума – вот только он меня определенно не жалует!

- Да с чего ты взял?

- Чувствую!

- Конечно, как я мог забыть, ведь наш Сэмми – экстрасенс! – Дин тоже знал, как укусить брата побольнее. – Демонические способности проснулись, да? Так что же ты медлишь? Давай, спроси у него, давно ли он виделся с Желтоглазым и при каких обстоятельствах погибла его мать!..

Сэм уже готов был кинуться на Дина с кулаками, но тут со стороны входной двери раздалось негромкое покашливание.

- Насколько мне известно, моя мать здравствует и поныне, - холодно сообщил Терри. – По крайней мере, два года назад она была вполне жива, когда пыталась меня разыскать, и страдала только от угрызений совести, что сдала меня в закрытый интернат, когда мне было всего два года.

Он сделал паузу, наблюдая, как Сэм неловко переминается с ноги на ногу, избегая смотреть в его сторону, а лицо Дина заливает краска стыда, и добавил:

- Рискую окончательно разочаровать вас, но никого по имени Желтоглазый я не знаю.

Братья по-прежнему молчали, и он, чтобы завершить эту неловкую сцену, развернулся и вышел прочь.

- Он… обиделся? – наконец произнес Сэм.

- А ты как думаешь? – огрызнулся в ответ Дин.

Они стояли друг напротив друга, не решаясь поднять глаз, и пытались понять, почему все то отчаяние, непонимание, чувство вины, боль и злость, которые до этого покоились на дне души, тщательно прикрытые ворохом повседневных забот, вдруг вырвались наружу, стоило только странному юноше в темных очках заговорить с ними на заправке несколько дней тому назад. И как же быть со всем этим теперь, когда уже нет сил храбриться и хорохориться, а врать самим себе, что «все будет хорошо» и они «непременно найдут выход», уже не получается так виртуозно.

 

С каждым днем напряжение нарастало. Терри, обыкновенно спокойный и мягкий, превращался в жесткого, полного холодного бешенства человека, стоило только Сэму заговорить о поисках нечисти – а это случалось все чаще и чаще. Сэм, в свою очередь, злился оттого, что кто-то вторгается на территорию, которую он привык считать своей, и пытается указывать ему, что делать, а чего нет. Терри все свое время проводил рядом с Винчестерами, не спуская с Сэма глаз, что раздражало того еще больше. Дин чувствовал себя так, будто оказался между двух огней и был единственным, кто не давал им превратиться в настоящий пожар.

Так продолжалось практически неделю, и вдруг в один прекрасный вечер все переменилось. Никаких предпосылок к этому не наблюдалось: Сэм, как обычно, зависал вместе со своим ноутбуком, в тысячный раз просматривая криминальную хронику за десять последних лет, Дин в отчаянной попытке занять руки затачивал ножи, которыми и так уже можно было перерубить пополам женский волос, а Терри сидел в углу с книгой, хотя Дин видел, что за полчаса он ни разу не перевернул страницу и лишь напряженно грыз ноготь на указательном пальце.

Вдруг Терри вскинул голову и замер, словно прислушиваясь к чему-то. Он медленно обвел взглядом комнату, и Дин невольно затаил дыхание, спрашивая себя, что же он мог видеть, недоступное глазам Винчестеров. Терри тем времен поднялся на ноги и, ступая бесшумно, одним плавным движением оказался за спиной у Сэма. Секунду он стоял неподвижно, и только зрачки его бешено метались в глазницах, перескакивая с предмета на предмет. Дину стало по-настоящему страшно... И тут Терри глубоко вздохнул и расслабился. Лицо его сделалось спокойным, и он легко коснулся плеча Сэма:

- Ну, как успехи?

- Пока ничего, - пробормотал младший Винчестер, не подозревая о странной сцене разыгравшейся у него за спиной. – Но я чувствую, чувствую: тут что-то есть… И я это найду!

- Конечно, - откликнулся Терри ровным, мягким голосом. – Работай и ни о чем не волнуйся.

Он вернулся к книге, и через минуту зашелестели страницы. Дин наконец перевел дух и, озадаченный, вновь занялся своими ножами. Наверное, стоило как можно скорее рассказать об эпизоде брату – но что-то его удерживало. Какая-то часть его натуры, которая мечтала о друзьях и нуждалась в поддержке, желала верить, что в Терри не было ровным счетом ничего необычного – и Сэм так ничего и не узнал о событиях того вечера.

 

Терри ушел куда-то еще утром, туманно высказавшись в том духе, что номер он изучил уже до последней дырки в обоях и теперь собирается ознакомится с местными достопримечательностями. Последнее время он все чаще уходил гулять в одиночестве. Дин, пожалуй, не отказался бы пойти с ним, но Терри его не звал, а набиваться в компанию мешала гордость. В результате Винчестеры остались наедине в мотеле. Только Дин, Сэм и ноутбук – прямо как в старые добрые времена. Вот только Дин никак не мог занять себя, Сэм был зол и напряжен, а ноутбук, не выдерживая такого атмосферного давления, все время норовил вырубиться в самый ответственный момент.

- Не понимаю, зачем ты этим занимаешься, - раздраженно буркнул Дин, глядя, как брат матерится перед неожиданно потухшим экраном.

- Что? – обернулся Сэм, который был совсем не прочь сорвать злость еще на ком-нибудь, кроме безмолвной железяки.

- Я не понимаю, какого черта мы торчим тут вторую неделю! – повысил голос Дин.

- Не понимаешь? – в тоне Сэма проскользнули опасные нотки.

- Нет, не понимаю! Мне осталось жить всего два месяца, и вместо того, чтобы проводить их в свое удовольствие или хотя бы попытаться найти выход, мы сидим здесь и ищем То, Не Знаю Что!

- Позволь тебе напомнить, что истреблять нечисть – это наша работа. И разве не ты постоянно рвешься заняться делом?

- Это не дело!! – заорал Дин. – Это фигня на постном масле!!

- Почем ты знаешь?! – в тон ему заорал Сэм. – Тут произошло нечто очень странное, а наш опыт подсказывает, что в такого рода странностях чаще всего замешаны демоны! И кто знает, может, мы найдем что-нибудь, и окажется…

Он не договорил, но слова «окажется, что это как-то связано с твоей сделкой» все равно повисли в воздухе.

- Ты спятил, - спокойно и твердо заявил Дин. – У тебя крыша поехала от перенапряжения. Можешь, конечно, и дальше пытаться убедить себя в том, что моя сделка – это центр Галактики и все демоны вращаются вокруг нее, но только без меня. Я отправляюсь в бар!

И он вышел, постаравшись как можно громче хлопнуть за собой дверью.

Он шел по темной улице, то и дело наступая в лужи, и пытался понять, когда же все это началось. Когда он продал душу в обмен на жизнь Сэма? А может, еще раньше – когда их отец продал душу в обмен на жизнь Дина? Или много лет назад, когда погибла их мать, а отец встал на тропу войны с темными силами, прихватив с собою сыновей и, разумеется, не спросив их мнения на этот счет? Дин не знал. Но концентрация отчаяния и безумия в их семье уже во много раз превышала норму, которую может выдержать человеческий организм, и все продолжала и продолжала нарастать. Отыскивая дорогу к пивной, он мучительно размышлял о том, что же он сделал не так.

Дин толкнул дверь бара. Ну все, к черту философию и самокопание, да здравствуют простые житейские радости: выпивка и горячие девочки! Он приосанился и окинул взглядом помещение. Пускай его брат – чокнутый зануда, пускай через каких-то пару месяцев он отправится в ад, пускай мир до ужаса жесток и несправедлив, но сегодня ночью Дин Винчестер оторвется по полной.

В баре было темно и душно, сигаретный дым висел под потолком, словно темная грозовая туча. Из углов доносилось переругивание и пьяное хихиканье, помятый жизнью бармен с нездоровым цветом лица цинично и профессионально улыбался из-за стойки.

Пока Дин протискивался между столиками, какая-то крашеная блондинка послала ему воздушный поцелуй, а здорово перебравшая рыженькая изящным, как ей, должно быть, думалось, движением задрала повыше и без того короткую юбку. Обе были готовы к употреблению, но тут взгляд Дина натолкнулся на девушку у барной стойки. Едва ли он мог бы объяснить, чем же она выделялась на фоне остальных посетителей – разве что относительной трезвостью, – но что-то в ней приковывало его внимание. Девушка была миловидна, с точеной хрупкой фигуркой. Волосы цвета жженого сахара струились по плечам. На ней были легкие бежевые шаровары, подчеркивавшие тонкую талию и соблазнительные округлые бедра, и коричневый топ из плотной ткани. Казалось, что от нее исходит тепло: Дину вдруг захотелось подойти поближе и, вытянув вперед руки, отогреть замерзшие ладони. Но вместо этого он замер на месте, пытаясь преодолеть сумбур в мыслях и чувствах.

Девушка тем временем бросила на стойку пару купюр и двинулась к выходу. Не вполне отдавая себе отчет в своих действиях, Дин пригнулся и, когда она оказалась на улице, кинулся следом.

Девушка свернула за угол и углубилась во дворы. Только сейчас Дин заметил, что она босая и, похоже, не испытывает от этого никакого неудобства. Они миновали пару кварталов, пересекли небольшой пустырь и теперь шли вдоль покосившейся ограды какого-то заброшенного строения. Девушка ни разу не обернулась, но на Дина вдруг накатила тошнотворная уверенность, что она прекрасно знает о своем незваном эскорте и лишь в силу каких-то неведомых соображений предпочитает сохранять статус-кво. Впереди показались ворота, на которых висел огромный транспарант «На снос». Не обращая на него ни малейшего внимания, девушка скользнула внутрь и скрылась в здании. Дин невольно отметил, что ограда почти вплотную примыкает к дому, который представлял собой кирпичную башню в несколько этажей, а за ней проходит какая-то более оживленная улица. Он зашел внутрь и задрал голову: силуэт девушки мелькнул на верхнем этаже. Почувствовав прилив безрассудной решимости, Дин взлетел по ступенькам и, выхватив зачем-то из-за пояса револьвер, пинком распахнул дверь.

Посреди комнаты стоял довольно крупный волк и нервно подергивал пушистым хвостом. Он молниеносно обернулся на шум и смерил Дина абсолютно осмысленным и, как ему показалось, сочувственно-ироническим взглядом. Глаза у животного были нежного фиалкового цвета. "Оборотень", - мелькнуло у Дина в голове, а волк уже очутился на подоконнике. Роскошная шуба серебрилась в лунном свете, силуэт в рамке окна рисовался величественным и в то же время изящным. Дин взвел курок - но выстрелить так и не сумел. Его словно парализовало под гипнотическим взглядом хищника - казалось, он со стороны наблюдает диковинную композицию, в которой друг напротив друга стоят мужчина и волк и в которую он не в силах вмешаться. Краем сознания Дин отметил, что глаза у зверя из фиалковых стали голубыми. От мучительных попыток сбросить с себя странное оцепенение руки начали дрожать. Крупные капли пота скатывались вдоль позвоночника и по бокам, а разум захлестывали липкие волны первобытного ужаса - Дину казалось, будто он из простого и понятного Здесь и Сейчас проваливается куда-то сквозь Время и Пространство, и через глазницы волка в душу ему заглядывает сама Вечность.

Наконец зверю надоела эта немая сцена, и он, грациозно взмахнув хвостом, выпрыгнул прямо на улицу. Дин метнулся к окну: волк невозмутимо трусил по тротуару по направлению к центру города. Немногочисленные в столь поздний час прохожие не обращали на него никакого внимания, словно крупные хищники, разгуливающие посреди пешеходной зоны, были тут совершенно обычным делом.

Дин с трудом отлепился от подоконника и, еле переставляя от пережитого стресса ноги, выполз обратно на заплеванную лестницу.

 

До мотеля он добирался кружным путем через три близлежащих бара. Когда он, пошатываясь, ввалился в номер, Сэм сидел за столом, уткнувшись в ноутбук, а Терри читал, лежа головой к изножью кровати.

- Я в-видел... ик... в-волка... - сообщил им Дин.

- А он возьми да и скажи человеческим голосом: "Красная Шапочка, а куда ты несешь пирожки?" - буркнул Сэм, скептически оглядывая брата.

Терри прыснул. Дин моргнул. Даже сквозь пары алкоголя до его сознания дошел тот факт, что над ним издеваются.

- Не пр-р… пр-р… пр-равда… Он молк… моч… молчал…

Дин сделал паузу, отважно воюя с заплетающимся языком, и добавил:

- И с-с-смотрел…

Должного впечатления на аудиторию это не произвело, и он решил продолжить:

- Он был такой… так… ой…

- Серый? – подсказал Терри.

- Черно-бурый? – предположил Сэм.

- Нет, черно-бурые бывают лисы.

- О, да, и в самом деле. Ну тогда, может, пушистый?

- Нет! – возмущенно замотал головой Дин. – Он был такой…

Не сумев подобрать нужного слова, он помахал рукой перед собственной физиономией.

- Страшный?

- Усатый?

- Его было плохо видно?

- Сэм, не смотри на меня так! Это твой брат, ты должен понимать его с полуслова! О, знаю: у него был нос, как у Пиноккио!

- Нет!!! – оскорблено взревел Дин. – Он б-был... умный!

- Белый Клык! – радостно заключил Терри.

Дин, которому это словосочетание ровным счетом ни о чем не говорило, смерил парня гневным взглядом и продолжил:

- А еще он был дев… дев-вушкой… До того, как стать волком.

- Что?! – заорал Сэм так, что Дин чуть было не протрезвел.

- В-волк б-был девушкой… - повторил он, правда, без прежней уверенности в голосе.

- Ты наткнулся на оборотня, и только сейчас об этом говоришь?! – разбушевался Сэм. Дину это показалось несправедливым: в конце концов, он вот уже 20 минут только об этом и толкует. – Когда это произошло?! Почему ты сразу мне не позвонил?!

Дин с глубокомысленным видом пожал плечами. Между первым и вторым барами у него еще был какой-то вразумительный ответ на оба эти вопроса, но сейчас он полностью вылетел у него из головы.

- А напился ты до или после? – поинтересовался Терри, садясь к столу, чтобы быть поближе к эпицентру событий.

Дин задумался.

- После, - наконец заявил он.

- Вот он, момент истины, - резюмировал Терри, а злой как черт Сэм пинками погнал брата под холодный душ.

Через пятнадцать минут в выползшего из ванной Дина насильно влили чашку кофе и потребовали детального отчета о происшествии. Благодаря интенсивным оздоровительным процедурам язык стал более покладистым и готов был слушаться хозяина, и Дин, лишь слегка запинаясь и путаясь в словах, рассказал, что произошло, тактично умолчав о собственных странных ощущениях.

- Я знал, что тут что-то есть! – торжествующе воскликнул Сэм, вскакивая и меряя шагами комнату. – Я так и знал!

Дин заметил, как губы Терри на секунду сжались в тонкую жесткую линию, но он мгновенно взял себя в руки.

- Я только одного не понимаю, - говорил Сэм, и в его голосе проскользнули сердитые нотки, - почему ты все-таки не позвонил сразу?

Дин замялся. Дело было не в том, что он не знал, почему не позвонил. Он не позвонил потому, что сумрачное Нечто, которое он разглядел в глазах волка, заставило его усомниться в непреложных законах мироздания, разорвало в клочья все его представления о Вселенной, задало совершенно новую систему координат, в которой так трудно было отыскать свое место – и Дину действительно нужно было время, чтобы Земля вернулась на свою привычную орбиту вокруг Солнца.

Он знал, почему не позвонил. Он не знал, как объяснить это брату.

- Вы думаете, это вервольф? – сказал Терри, и Дин почувствовал жгучую благодарность за то, что он, вольно или невольно, пришел на выручку.

- Да, - уверенно кивнул Сэм.

- Вервольфы всегда так себя ведут? Полностью перевоплощаются и сохраняют рассудок?

- Нет, - вынужден был признать Сэм, вспоминая свой богатый опыт общения с оборотнями. – Внешняя трансформация носит лишь частичный характер, но ведут они себя, как животные. Могут наброситься даже на близкого человека.

- Не очень подходит под описание Дина, верно? – заметил Терри.

- Возможно, раньше мы имели дело с каким-то другим видом?..

- Ты когда-нибудь слышал о классификации оборотней, в которую входили бы разные семейства?

- Нет…

- У нападений вервольфов есть какие-нибудь характерные признаки?

- Да, они вырывают у жертв сердце.

- В сводках новостей или криминальной хронике ты натыкался на что-то подобное?

- Нет…

- Тогда как же ты все это объяснишь?

Сэм зло сверкнул глазами, чувствуя, что ему вот-вот поставят шах и мат.

- Завтра мы осмотрим то здание, и тогда, возможно, что-то прояснится, - решительно заявил он. – А сейчас давайте ложиться спать!

 

Рассвет они встречали уже в предназначенном на снос доме, где несколько часов назад Дин видел таинственного волка. Терри решил пойти с ними, чему старший Винчестер был несказанно рад – его младший брат был похож на одержимого. Сэм методично осматривал все закоулки в поисках то ли серы, то ли шерсти, то ли вырванных человеческих сердец, но пока что ему удалось найти только тонны пыли и строительного мусора.

Это длилось уже почти полтора часа и с каждой секундой казалось все более бесполезным и бессмысленным. Не потрудившись даже смахнуть пыль со ступенек, Терри сел и зевнул во весь рот. Казалось, вся его поза говорила: «Господи, и чем только занят этот придурок?..» Дин устроился ступенькой выше.

- Не сердись на него, - сказал он.

- Что?..

- Не сердись на Сэма. Он… Он не виноват.

Терри невыразительно хмыкнул.

- Его всю жизнь учили искать нечисть – вот он и ищет. Это действительно не его вина. Да и в конце концов, она ведь шла именно сюда…

- Она? – рассеянно переспросил Терри.

- Девушка-волк.

- Ах, да-да, конечно. Прости, запутался с местоимениями. Продолжай…

- Она шла в это здание – значит, что-то ей тут было нужно.

- Да, возможно, - откликнулся Терри. – Быть может, она тоже что-то искала… Что-то, что можно обнаружить только ее чутьем. Но она не успела закончить поиски, потому что ее спугнул ты.

- Ты знаешь, - подхватил Дин, благодарный Терри за понимание, - мне показалось, что она заметила меня… Но словно не обратила внимания.

- Может быть, ее поиски были так важны, что у нее не было времени на тебя отвлекаться. Может быть, она была совсем не в восторге от твоего присутствия, но у нее просто не было возможности от тебя избавиться. Она была слишком занята.

- Тогда, возможно, Сэм все-таки что-нибудь найдет? – предположил Дин.

- Этого-то я и боюсь… - пробормотал Терри, и что-то в его тоне заставило Дина по-другому взглянуть на друга.

Терри все понимал. Слова, взгляды, действия… Глубинные связи между предметами и событиями. Все то, что никогда не давалось ни Дину, ни Сэму. Кто знает, а вдруг, если рассказать ему, он поймет даже и то, что случилось с Дином и его семьей.

- Сэм пытается меня спасти, - сказал Дин.

- От чего?

Секунду Дин собирался с духом, как перед прыжком в воду – но ведь нельзя же стоять на трамплине вечно, покачиваясь и пытаясь удержать равновесие. И он нырнул…

- Я продал душу.

- Кому? - спросил Терри. Ни шока, ни вытаращенных глаз - впрочем, Дин этого и не ждал. Внутренний голос подсказывал ему, что Терри должен прекрасно разбираться в таких вещах, как сделки с темными силами.

- Демону перекрестков.

- Да? Мне казалось, что на перекрестках сделки заключают непосредственно с дьяволом, - удивился Терри. Это было не недоверчивое изумление человека, которому сообщили нечто, противоречащее физическим законам его Вселенной, а легкое недоумение профессионала, который услышал незнакомый термин в досконально изученной области.

- Ну, я так понял, что тот демон - только посредник, а на самом деле контракт у какого-то демона высшего уровня... Но все равно у демона... Так что... Так что я не знаю. Это важно?

- Не знаю, - спокойно пожал плечами Терри. - Это твоя душа. Для тебя это важно? - Он помолчал. - Ну, ладно. И что же ты получил взамен?

- Жизнь Сэма.

- Жизнь Сэма?

- Ну-у... Да. Он... его убили. А я... просто не мог этого допустить, понимаешь? И продал душу, чтобы он... воскрес.

- Продал душу, чтобы Сэм воскрес? - переспросил Терри. - Да, это серьезно.

- В смысле?

- В прямом. Заключить сделку с дьяволом, чтобы напрямую препятствовать Божьему промыслу - это очень серьезно.

Дин молчал. Он хотел сказать, что смерть Сэма не могла быть Божьим промыслом, что если бы Бог существовал, то никогда не допустил бы ничего подобного. Но он отчего-то чувствовал, что эти доводы Терри не убедят.

Не дождавшись ответа, Терри поднялся со ступенек и вышел на улицу. Дин последовал за ним.

- Когда я заключил сделку, мне дали год жизни. С тех пор прошло уже десять месяцев. Еще немного – и я попаду в ад.

Терри вдохнул и, опустив голову так, что глаз было не разглядеть, снял очки. Словно колеблясь перед принятием какого-то важного решения, он провел пальцами по оправе.

- Дин, - мягко произнес он, - зачем ты рассказываешь это мне?

- Потому что больше некому.

- У тебя есть Сэм.

- Нет, - ответил Дин, признаваясь самому себе в том, что он так долго скрывал. – У меня нет Сэма…

Это было страшно, и это было правдой. В отчаянных попытках спасти друг друга, в бесконечных самопожертвованиях они уже давно потеряли цель и заняты были только процессом, с каждым разом заходя на новый виток спирали и отдаляясь друг от друга все больше и больше.

- Дин! – из оконного проема высовывался Сэм. – Дин, что ты там делаешь? Иди сюда и помоги мне!

Терри надел очки и поднял голову.

- Прости, Дин, - грустно сказал он. – Я ничем не могу тебе помочь.

Он пересек заасфальтированный пятачок перед домом и обернулся у самых ворот:

- Страшно, наверное, жить в мире, где есть ад, но нету рая?

Дин смотрел ему вслед и горько думал о том, что рая в его мире и в самом деле нет: даже если сейчас он не попадет в ад, то потом идти ему все равно будет некуда…

 

Когда Терри вернулся в мотель во второй половине дня, оба Винчестера уже были близки к апоплексическому удару. В заброшенном доме не нашлось ровным счетом ничего, кроме груды битых кирпичей на первом этаже, в новостях и сводках криминальной хроники не было и слова о странных убийствах. Дин готов был поверить, что вчерашнее происшествие было всего лишь галлюцинацией, а Сэм рвал на себе волосы от злости.

- Этому должно быть какое-то логическое объяснение, - в отчаянии восклицал он.

- Все зависит от того, какой логикой ты пользуешься, - заметил Терри и, развернув к себе ноутбук, принялся с самым невозмутимым видом раскладывать пасьянс.

 

В результате на следующую ночь был запланирован осмотр местного морга: согласно единственной версии, которая казалась Сэму достаточно логичной и правдоподобной, власти скрывали случаи таинственных смертей, опасаясь паники. В этом случае следовало немедленно осмотреть трупы и выяснить, есть ли среди них жертвы оборотня.

- Если хочешь, можешь с нами не ходить, - предложил Сэм Терри: ему не хотелось втягивать парня во что-то противозаконное. К тому же вид растерзанных покойников едва ли мог представлять собой приятное зрелище.

В ответ Терри пожал плечами и заявил, что, по его мнению, городской морг ничем не хуже любого другого общественного заведения, и поскольку он там еще ни разу не бывал, то охотно составит Винчестерам компанию и прогуляется в этом направлении.

Сначала они собирались взломать замок на входной двери, но Дину вдруг пришло в голову, что следы взлома могут обнаружить и, чего доброго, начать расследование. Сэм, впрочем, полагал, что разбитое окно обнаружат еще быстрее, но им повезло – какой-то растяпа отставил открытой форточку в подсобке. Правда, тот же самый растяпа разлил что-то в коридоре, и Сэм, поскользнувшись, больно ударился затылком.

Ругаясь и потирая ушибленное место, он вошел в помещение, где в специальных холодильных камерах лежали трупы.

- Нам придется осмотреть их всех, - сообщил он спутникам.

Дин равнодушно пожал плечами. Терри никак не отреагировал – казалось, он был полностью поглощен изучением ламп дневного света на потолке.

Сэм выдвинул первый попавшийся ящик и приподнял простыню.

- Какой ужас, - сдавленно пробормотал он.

На полке лежал мужчина средних лет, все лицо которого было покрыто порезами и кровоподтеками.

- Это была твоя идея, - едко напомнил Дин.

Сэм сжимал край простыни в пальцах, собираясь с духом, чтобы оголить грудь. Если это была жертва оборотня – а такое, учитывая, какой вид имело лицо покойника, представлялось очень даже вероятным, – то зрелище обещало быть мало аппетитным. Он уже почти приготовился, как вдруг Терри, беззвучно подошедший сзади, протянул руку и резко откинул ткань, заставив Винчестеров вздрогнуть от неожиданности.

- Сердце на месте, - констатировал он, равнодушно разглядывая несколько ножевых ранений в области живота. Он зевнул и вышел из комнаты, явно потеряв всякий интерес к мероприятию.

Стараясь действовать как можно аккуратнее, Сэм вернул простыню на место, задвинул ящик и, повернувшись к Дину, произнес то, что твердил, как мантру, вот уже третью неделю:

- Он странный.

Дин снова пожал плечами – на сей раз жест вышел немного нервным – и перешел к соседнему ящику.

Они уже заканчивали осмотр, когда в дверях вновь появился Терри и будничным тоном произнес:

- Наверное, лучше спрятаться. Ночной сторож делает обход.

Похолодев, Винчестеры замерли над очередным трупом. Шаги сторожа уже послышались в коридоре, отрезая им дорогу к отступлению. Спрятаться было негде: кроме холодильной камеры, в помещении располагался только небольшой шкафчик с инструментами. Можно было, конечно, попытаться присоседиться к какому-нибудь покойнику в ящике, но, во-первых, на это не было времени, а во-вторых, непонятно было, как потом вместе с покойником задвинуться внутрь. Таким образом, у них оставалось примерно четыре секунды для того, чтобы сочинить правдоподобную историю о том, как и зачем они оказались ночью в морге.

Терри укоризненно покачал головой и, не дожидаясь, пока умственный процесс к чему-нибудь приведет, толкнул их за шкафчик с инструментами.

- Он нас заметит! – одними губами прошептал Сэм.

- Конечно, нет, - вполголоса ответил Терри с такой убежденностью, что не поверить ему было невозможно.

И в самом деле, сторож бегло осмотрел помещение, выключил свет, недовольно поцокав языком, и ушел, не обратив ни малейшего внимания на трех парней, которые катастрофически не помещались за узеньким и низеньким шкафчиком. От изумления у Сэма отнялся язык, да и голова целиком, пожалуй, тоже. Из ступора его вывел Дин:

- Надо отсюда убираться, и как можно скорее! Вдруг он вернется!

- Вы все осмотрели? – спросил Терри.

- Пара тел осталась, - с трудом ответил Сэм.

- Ну так давайте осмотрим все до конца, чтобы вам было спокойнее, - с этими словами Терри пересек комнату и снова зажег свет.

Братья Винчестеры из-за шкафа наблюдали за тем, как он осматривает трупы. При этом они испытали целую гамму разнообразных эмоций, ни одна из которых не имела ничего общего со спокойствием.

- Ничего нет, - сообщил Терри. – Ну что, пойдемте?

Долго уговаривать Сэма с Дином не пришлось.

 

- Просто невероятно, что он нас не заметил, - сказал Сэм.

Они не без приключений выбрались из морга и теперь шли по ночному городу в мотель.

- Вполне вероятно, - возразил Терри. – Он ведь не ожидал нас там обнаружить.

- Ах, вот оно что! – огрызнулся Сэм. – Может, ты скажешь еще, что он не заметил бы, даже останься мы посреди комнаты?!

- Да, в этом случае не заметить нас было бы сложнее, - согласился Терри. – Хотя, думаю, он и так бы справился. Люди очень часто видят не то, что есть, а то, что, по их мнению, должно быть.

- Интересно, как же в таком случае нас замечали там, где нас не должно было быть? – мрачно осведомился Сэм.

- Очень просто. Вы сами ждали, что вас найдут.

 

Несколько дней подряд Сэм безуспешно пытался связать концы с концами, но факты упорно не желали укладываться в один ряд, противореча друг другу. Дин видел девушку, которая превратилась в волка – значит, в городе есть оборотень. Но никаких следов деятельности оборотня они не обнаружили – значит, его нет.

- Отбросьте все невозможные версии и тогда та, которая останется, будет истинной, какой бы невероятной она не казалось, - заметил как-то Терри, изрядно утомленный этой мыслительной гимнастикой, и, наблюдая за вытянувшимися лицами братьев, в легком раздражении добавил: - О Боже! Ну хотя бы Конан Дойля вы должны были читать?! Если вы точно знаете, что есть некое существо, и это существо действует не так, как оборотень, значит, оно не оборотень – вот и все!

В этих рассуждениях была логика, но все они раз за разом разбивались о высеченные в мозгу Сэма слова «Этого не может быть». Существо, которое видел Дин, могло быть только оборотнем – просто потому, что среди обширной классификации нечисти не было больше ничего подходящего. А значит, раз оно должно быть оборотнем, то и вести себя оно обязано соответственно. Почему же в таком случае они до сих пор не нашли тому подтверждений? У Сэма был только один ответ. Они плохо искали.

 

В заброшенный дом он приходил уже в четвертый раз, каждый раз все больше и больше чувствуя себя маньяком, которого упорно тянет на место преступления. Трещины и осыпавшаяся штукатурка уже снились ему по ночам, и он боялся даже, что, когда он будет умирать и вся жизнь пройдет у него перед глазами, этот дом окажется самым ярким воспоминанием.

Он и сам уже не знал, что он пытается тут найти – а главное, зачем до сих пор ищет. Сначала он надеялся, что этот город и в самом деле посетил ангел, и если до него доберутся, то это может помочь Дину. Потом – что здесь мог похозяйничать демон, и если поймать его, то это тоже может помочь Дину, пусть и немного в другом ключе. А сейчас, когда он был уже абсолютно уверен, что здесь нет ни ангелов, ни демонов, и помочь Дину никто не сможет, он надеялся хотя бы, что охота на оборотня окажется достаточно серьезной, чтобы помочь ему самому. Помочь отвлечься и забыться.

Сэм прошел по всем этажам. Точно также, как вчера, позавчера и три дня назад, тут ничего не было. Прекрасно понимая, что в охоте на оборотня это бесполезно, он достал измеритель электромагнитного излучения.

Тут должно что-то быть. Ну же… Ну же! Ну же!!! Стрелка счетчика вдруг дрогнула и сдвинулась с места.

Есть!..

Секунду Сэм упивался своим триумфом, после чего настала пора мыслить трезво. Итак, он был прав – тут что-то есть. Но по какой-то причине они не моги найти это что-то раньше. Хорошо бы, кстати, понять природу этого феномена – учитывая новые факты, очень может оказаться, что Терри прав, и никакого оборотня тут нет. Что-то внезапно щелкнуло у Сэма в мозгу. Терри…

С самого начала Терри пытался убедить их в том, что ничего сверхъестественного в городе нет и они должны бросить поиски. Он все время контролировал, в каком направлении движется расследование. Он осматривал вместе с ними бар, морг и заброшенный дом – и вел себя частенько более чем странно.

Он никогда не показывал глаз. Не проявлял никакого удивления, узнав, кто они и чем занимаются. Как профессионал рассуждал о сверхъестественных явлениях. А уж сколько непонятные вещей творилось вокруг него… Взять хотя бы того сторожа из морга, который в упор их не увидел – Сэм впервые задумался о том, что причиной этой аномалии мог быть Терри.

Вряд ли все это может происходить с обычным соседским парнем…

Сэм вдруг похолодел от жуткой догадки и опрометью кинулся вон, не замечая ничего вокруг. Впрочем, даже если бы он решил остаться и поразмыслить спокойно и тщательно, то и тогда он едва ли заметил бы, как потусторонние существа, которых он искал так долго, медленно проступают из воздуха и тянуться к нему: пока что без злобы или ненависти, а только с любопытством.

 

Дорога до мотеля заняла пятнадцать минут на скорости, которая тянула на Олимпийский рекорд. Тяжело дыша, Сэм ворвался в номер. Тот выглядел точно так же, как и три часа назад, когда Сэм уходил: мирно и спокойно. На диване сидел Дин и лениво щелкал пультом от телевизора.

- Где Терри?! - выдохнул Сэм, бешено вращая глазами.

- Гулять ушел. Что это с тобой такое? Выглядишь так, будто...

- Давно?! - перебил Сэм.

- Около часа назад. Сэм...

- Когда вернется?!

- Да почем я знаю! - заорал Дин, заражаясь нервозным состоянием брата. - Вечером, наверное! Сэм, что стряслось?!

- Что стряслось?! - рявкнул Сэм. - Что стряслось?! О, я тебе сейчас расскажу, что стряслось!.. Стряслось то, что нас, Винчестеров, легендарных охотников за нечистью, развели, как двух сопливых недомерков!..

- Ты о чем? - бледнея, прошептал Дин. В душе вдруг зашевелились смутные страхи.

- А ты сам не догадываешься? - в бешенстве прошипел Сэм. - Я о Терри! О Терри, который путешествует по стране без багажа и без гроша в кармане, который знает все о потустороннем мире, который никогда не снимает очков и цветных контактных линз, потому что не хочет, чтобы мы увидели его глаза! Ты помнишь, как мы оба удивлялись, что вот так запросто рассказали ему о себе всю подноготную, а потом еще предложили с нами жить?! А в этом ведь не было ничего удивительного! Он просто манипулировал нами, контролировал нашу волю, вытягивал из нас самое сокровенное! Ну же, Дин, перестань пялиться на меня, словно тупая безмозглая скотина! Сложи два и два - это под силу даже тебе! Терри - демон!!!

- Этого не может быть, - в ужасе пробормотал Дин.

Он не верил в это. Не хотел верить. Не мог. Тот, кому он так доверял, с кем впервые после смерти отца чувствовал себя в полной безопасности, кого считал своим другом - демон?! Тварь, которая всего лишь использовала его, играла с ним, будто с марионеткой?! Хотелось заткнуть уши, отгородиться от мира каменной стеной, лишь бы не слышать четкие, логичные, острые, словно осколки разбитого стекла, доводы Сэма.

- Может быть, он работает на Лилит - а может, сам решил захватить власть. Судя по тому, как ловко он запудрил нам мозги, в могуществе он ей не уступает, - говорил Сэм, мечась по комнате. - Но в любом случае, теперь он во всеоружии: за это время он наверняка успел изучить нас с головы до пят!

- Что же нам теперь делать? - хрипло спросил Дин.

- Хороший вопрос! - зло заметил Сэм. - Как нам теперь с ним справиться, я представления не имею. Но вот расстроить в какой-то мере его планы мы, пожалуй, можем. Помнишь, как он не хотел, чтобы мы оставались в городе? Кажется, я знаю, почему. Идем!

Они поспешно выскочили из номера, впопыхах не заметив девушку, которая все это время стояла под окном и внимательно слушала разговор. Миниатюрная и хорошо сложенная, она была одета в кремовые шаровары и коричневый топ из плотной ткани. Длинные густые волосы цвета жженого сахара были перехвачены широкой лентой. Она провела босой ногой по темной земле клумбы и обратилась к кому-то невидимому.

- Клинический случай. Объясни мне, как ее угораздило полюбить этого патологического идиота, которому мерещатся одни сплошные демоны?!

- Что значит – я не справедлив?! – возмутилась она, выслушав ответ. – Очень даже справедлив! Когда человек в состоянии мыслить только в одном направлении, это и значит, что он дурак! Что-о?! Да ничего подобного, вовсе я не ревную!..

Она замолкла и поджала губы, услышав, вероятно, какое-то справедливое замечание.

- Ну да, ты прав. Я хотел на него взглянуть, потому что хотел знать, чем он лучше меня. Я слишком сильно люблю Мэри, чтобы отпустить ее в никуда. Я должен знать, что рядом с ней будет достойный человек… Если бы не она, мне бы и в голову не пришло искать с этими Винчестерами встречи – хотя случай подвернулся удобный, ничего не скажешь. Просто грех было не воспользоваться.

Она вздохнула.

- Не знаю. Не имею представления, куда их черт понес. Но ты, конечно, и в этом прав: что бы там ни было, надо идти их выручать, - черты ее стали таять, меняться, и через секунду под окном стоял уже совсем другой человек.

 

В заброшенном доме что-то неуловимо изменилось. Если еще вчера это была безобидная развалина, то сейчас его вид внушал трепет. Казалось, что под фасадом медленно проступало что-то темное и жуткое, расползавшееся по реальности, словно чернильное пятно. Сэм зябко поежился и шагнул внутрь.

- Мы же все осмотрели – тут ничего нет, - сказал Дин. Фраза, вначале звучавшая громко и бодро, к своему концу скатилась до шепота – стены словно сдвигались, вызывая острый приступ клаустрофобии.

Вместо ответа Сэм достал счетчик и нервно вздрогнул, взглянув на показания. Прибор зашкаливало.

- Странно… - пробормотал он.

Дин заглянул брату через плечо и поспешно выхватил оружие.

- Как такое может быть?! – прошептал он. – Откуда это здесь взялось?!

- Это все он, - убежденно ответил Сэм. – Это все Терри. Не знаю, как он это сделал, но это наверняка он.

- Тут столько сверхъестественной энергии, что хватило бы на весь Средний Запад! – прошипел Дин. – Как мы могли такое не заметить?!

- Думаю, он мог как-то маскировать ее присутствие, - сказал Сэм. – К тому же, возможно, раньше это было в своего рода спячке, а теперь он отдал им приказ действовать…

Словно услышав его слова, от стен отделились белесые полупрозрачные фигуры. Лиц не было - только гладкие светящиеся полушария, обрамленные сероватой дымкой. Они все прибывали и прибывали, ряд за рядом выползая из стен. Очертания помещения вдруг начали искажаться, словно на картинах Дали: прямые линии выгибались и скручивались узлами, расстояние между предметами менялось с каждой секундой, становясь то бесконечно большим, то неизмеримо малым. По растрескавшимся стенам побежала рябь.

Дин выстрелил в сомкнутый строй, окружавший их плотным кольцом: серебряная пуля рассыпалась в воздухе, а на него накатила тошнотворная волна чужого, нечеловеческого удовлетворения. Чем бы ни были эти бесплотные и безликие существа, но они уже учуяли запах крови, и Винчестеры как-то одновременно поняли, что пощады не будет: ни им, ни всему остальному человечеству.

- Доволен?! – раздалось сзади. Сэм обернулся, вскидывая пистолет – в паре метров от них стоял Терри. – О да, вижу, что доволен!

- Я знаю, кто ты! – крикнул Сэм.

- Да неужели?!

- Ты – демон! И это твоя армия!..

- Молодец! Скажи, сколько времени тебе понадобилось, чтобы подогнать факты под свою гениальную теорию?! Или у тебя это уже получается непроизвольно, само собой?! Нет, Сэм, я не демон! И армии у меня тоже нет! Я тебе даже больше скажу – когда вы приехали в этот город, тут и намека на темные силы не было! Рассказать тебе, откуда они взялись?! Ты их вызвал, Сэм! Ты!..

- Ты врешь! – прошептал Сэм. – Демоны всегда врут!..

Терри резким движением сорвал очки и отбросил их в сторону. На секунду у Дина перехватило дыхание: его глаза были такого же фиалкового цвета, что и у того самого волка, с которым Дин столкнулся несколько дней тому назад.

- Нет, Сэм, я не вру! Ты их вызвал! Ты, и никто другой! – жестко продолжал Терри, а глаза его из фиалковых стали янтарными. – Как ты думаешь, почему все эти существа, за которыми ты так увлеченно охотишься, вмешиваются в дела людей?! Может быть, потому, что они воплощенное зло?! Потому, что прожить не могут без того, чтобы не сожрать на обед какую-нибудь невинную душу?! Нет, Сэм, не поэтому! Они приходят к людям потому, что люди сами зовут их! Ждут их! Ищут встречи с ними! Кто-то невольно, по глупости и незнанию - но не ты, Сэм. Чем, по-твоему, ты занимался все эти две недели?.. Да что там! Чем занималась вся твоя семейка все эти двадцать лет?! Вы методично вызывали этих существ в наш мир, настойчиво посылая им один и тот же сигнал: «ну же, мы ждем вас!» - до тех пор, пока они и в самом деле не являлись на ваш зов! Оглянись вокруг, Сэм! – Он сделал широкий жест рукой, указывая на сошедшую с ума реальность. – Все они приползли к тебе! Они виноваты лишь в том, что стремились угодить твоим ожиданиям, а ты ждал только одного – когда же наконец ты сможешь отыскать тут чудовищ!..

- Нечисть существует, - с отчаянным упорством фанатика произнес Сэм, стараясь удержать пистолет в слабеющих руках.

Терри сделал шаг вперед, не отрывая от младшего Винчестера глаз цвета темного меда.

- Ты не знаешь, что существует, а что нет, Сэм. Ты видишь только то, что хочешь видеть. Ты слеп и упрям. Ты сам создаешь свой мир, полный демонов, и я уже даже не знаю, каких демонов в нем больше – внешних или внутренних. Вселенная добра – она позволяет тебе играть в эти игры. Разве ты не знал, что с человеком всегда происходит именно то, к чему он сам себя готовит?

- Но другие люди… Которым мы помогали… Ведь мы сражались с темными силами, которые существовали задолго до нашего появления! - попытался возразить Дин.

- Эти люди тоже звали их – точно так же, как и вы. Притянуть к себе зло легче легкого! И вы только помогаете в этом другим. Стоит забыть о призраках и проклятиях, как они теряют свою силу! Но забыть не даете вы, именно вы! – Терри вздохнул и устало потер переносицу. – Впрочем, ладно. Нельзя заставить любить, и заставить понимать тоже нельзя. Идемте…

- Куда?.. – ошеломленно произнес Сэм.

Терри усмехнулся.

- На улицу. В этом доме нам делать нечего.

- Но… Но мы не пройдем! Они блокировали выход!

- Хватит! – резко произнес Терри, и глаза его пожелтели. – Мне начинает надоедать эта истерика. Им нет до вас никакого дела, поэтому мы сейчас уйдем и тоже оставим их в покое.

Он развернулся. Словно в трансе, Сэм и Дин двинулись за ним, слово «хватит!» властно звучало в ушах. Призрачные твари расступались, теряя к людям всякий интерес. Когда до дверей осталась всего пара шагов, Сэму стало казаться, будто нечисть и в самом деле остается в ином, недоступном простым смертным мире. Он на секунду прикрыл глаза, пытаясь осознать, что же происходит, связать концы с концами, избавиться от сомнений. Так кто же Терри? Демон?.. Или нет? А если нет, то…

Он распахнул глаза и, потрясенный, замер на пороге: впереди, мягко ступая босыми ногами по воздуху в нескольких сантиметрах над землей, двигалась окутанная светом фигура. Почувствовав смятение Сэма, существо обернулось: в глубине огромных, постоянно менявших цвет глаз таилась сокровенная мудрость Вселенной.

- Ангел, - прошептал Сэм, проклиная себя за неверие и за неумение видеть.

- Нет, - печально качнуло головой видение в белом. – Я не ангел, Сэм. Это просто дурацкое прозвище, которым меня наградили люди. Ты едва ли увидишь настоящего ангела когда-нибудь – а я всего лишь тот, кто связывает тебя с ними.

- Терри! – отчаянно крикнул Дин срывающимся голосом, когда тот сделал прощальный жест рукой и повернулся было, чтобы уйти. – Терри, постой! Пожалуйста, скажи мне! Рай есть?!

- Конечно, есть. Рай для всех нас создал Бог. Это только ад каждый создает для себя сам.



[1] Г. Остер, «Вредные советы»



Введите защитный код, приведенный ниже: