- Размер текста +
«Мы летим, ковыляя во мгле…»

Заран сновал по комнате, как по клетке: из угла в угол. Туда-сюда… спина согнута, взгляд исподлобья, плечи вперёд – типичная карикатура на тёмного одарённого. Он и был карикатурой – на брата, на чиновника, на лорда, наконец. Трясущаяся дрянь.
- У Сайшела с сестрой были общие счета, ты наследуешь матери, на первое время хватит. И не смей появляться на Коррибане! Не хватало мне только заговорщика в племянниках, и так завистники житья не дают! И запомни: ты – неодарённый!
Ну, да, ну, да… с неодарённого какой спрос, в Тёмные Лорды он не пролезет. А что вся семья из потомственной знати – генетический сбой, бывает. Таких отпрысков отправляют с глаз долой, побыстрее. Правильную легенду придумал дядюшка.
Вот только… противно-то как.
Так и понимаешь, что восемнадцать лет жил в резервации. Кабинетные учёные, полевые экспедиции, самый страшный конфликт – за право первой публикации. Ах, какие страсти кипели! Смешно… А за границей Долины Лордов – подставы, тронные игры, ликвидация конкурентов и просто неугодных. Тебе повезло и в этом: мать с отцом погибли от честного несчастного случая, а Сайшел с отцовым братом общаться не желал. Принципиально. Знал ему цену.
Теперь трусость Зарана спасает тебе жизнь. Убить племянника – признаться, что дело нечисто, что заговор действительно был, что ты о нём знал, но не доложил… а на счетах – деньги подпольных картелей, и немалые! Начнут копать – не остановишь.
А был ли заговор?! Не знаю. Меня не посвящали в грязь. Резервация…

- Заран, не мельтеши, я и так уеду. Скажи: что в этих слухах правда?
- А тебе зачем? – дядюшка презрительно оттопырил губу, - Мстить собрался? Кишка тонка!
- Знаю. Но я ведь любопытен… начну докапываться, грязь во все стороны полетит. Лучше сам расскажи, спокойней будет.
- Шантажируешь, щенок?! Я тебя спасаю…
- Себя ты спасаешь. Рассказывай.
- Ладно… Твой Сайшел у Тёмного Лорда бельмом на глазу был. Силища-то какая! А что в пирамидах безвылазно сидел, так не навсегда же! И призраки эти подозрительные… о чём он с ними говорил, а?! Не знаешь? И я не знаю! - Заран усмехнулся, - Посол республиканский кстати подвернулся. Ему твой археолог тоже поперёк горла: мало ли, чего вперёд них накопает? Вот они и сговорились. Идиллия, а?! Тёмный Лорд и Светлый Магистр! Один с Сайшелом на приёме парой слов перекинулся, другой на этом дело пытался состряпать. А не вышло, обвал устроил. Гробница есть, Сайшела нет!
- Интересссссно… - из горла вместо слов вырвалось шипение. - Я запомню.
- Запоминай, запоминай. Чтоб на всю жизнь запомнил: нечего тебе здесь делать!
Ошибаешься, дядюшка. Есть чего. Две головы в прицеле я точно увижу. Подойти бы только на выстрел.

На выстрел… не всё так просто. Коррибан живёт от покушения к покушению, защита от доморощенных мстителей отработана веками. Значит, надо стать тем, кто защищает – и ударить. Я теперь неодарённый? Отлично! Неодарённые подразделения – опора трона, потому что трон им не светит ни при каком раскладе. Осталось лишь стать тем, кто допущен «к телу». Элитой.
Всего-навсего…
Смешно.

* * *

И это они называют войной?! Пограничный конфликт с соседней системой из-за пограничной планетки? Без проблем живёт Каруна, раз уж это для них – всерьёз! А ведь действительно всерьёз. Карунский университет, как в лихие военные годы, собрал средства для постройки целой эскадрильи! Двенадцать перехватчиков. По преподавательским расценкам – деньги немалые, по студенческим – невозможные. Однако, вот оно, объявление: конкурсный набор пилотов, университетским приоритет. Кажется, я здесь числюсь бакалавром? Ага, по совокупности публикаций. Чтобы попасть в элитный отряд, нужна репутация. Так почему бы ни заработать ёе здесь?

Комэска зовут Горинг. Единственный профессионал на всю эскадрилью. Послужной список с ракатанский манускрипт длиной, и такой же список не залеченных ранений. Тощий, жилистый, наголо бреющий остатки седых волос. Глаза… он сам-то верит в эту авантюру – бросать необученных «спидер-гонщиков» в бой?! Даже если это не бой, а так… что-то пограничное.
- Откуда вы родом, Борн?
- Коррибан.
Пауза.
- Одарённый?
- Нет.
Выдох.
- Какие машины пилотировали?
- Всё что угодно меньше крейсера.
- И в бою?
- Да.
Горинг кивает мне на кресло. Сам присаживается на диван, устало опирается на подлокотник:
- В таком случае, нас двое с боевым опытом на всё подразделение.
М-да…
- Мой опыт не сравним с вашим, комэск.
- Верно. Но хоть что-то. Я не могу воспрепятствовать этой авантюре, остаётся её возглавить. Энтузиасты хаттовы! Они собрались героически побеждать, а рискуют не героически помереть! Иногда я думаю: демократии бывает слишком много!
- Особенно на войне.
Он кивает:
- Состав эскадрильи набран, но согласно мед.карте, я могу претендовать на заменного пилота. Им будете вы. Добро пожаловать, Блэк-тринадцать!
- Блэк?! – мои брови взлетают вверх.
- Удивлены? – усмехается Горинг. – Это всё наши интеллектуалы, хатт их раздери! «Победа или Смерть», Чёрная Эскадрилья, «Мы летим, ковыляя во мгле»… Издержки образования.
- Скорее, издержки романтизма. Рад служить под вашим командованием, Блэк-один! - я встаю.
- Позвольте вопрос, пилот. От вашего ответа решение не изменится: вы мне нужны и вы приняты. Но всё же…
- Слушаю, лорд Горинг.
При слове «лорд» он дёргается, а я мысленно бью себя по губам: отвыкай!
- Каруна – нейтральная планета. Разрушит ли ваше появление этот нейтралитет? Я должен знать, к чему быть готовым.
- Ни к чему серьёзному, комэск. Я покинул Коррибан легально, как частное лицо.
- Благодарю, - Он улыбается. Я улыбаюсь в ответ, впервые со смерти Сайшела. - Добро пожаловать на Каруну, Эгон Борн!

* * *

Знаете, а это разгвоздяйство ещё и летало! И неплохо. Университетские мальчики и девочки, гонявшие на спидерах по узким улочкам Каруны, быстро поняли, что такое перехватчик. Стреляли, правда, из рук вон, но Горинга радовало, что точно так же не попадали в них. Счастье, когда пилоты не видят смерть вблизи, не каждый гражданский после такого нажмёт на гашетку. А на радаре – силуэт, мишень, переживать не о чем! Это давало шанс, пусть невеликий, сохранить эскадрилью малолетних энтузиастов в целости. Пока они не начали комплексовать. А там и конфликт закончится… простите, война. За невообразимо важное небесное микро-тело с какими-то ну совсем уж важными ресурсами – которых в каждом ранкорьем углу навалом!
Малолетних? Странно… многие из ребят меня старше, а ощущение, что попал в детский сад. Год назад я был таким же – за широкой спиной Сайшела. Сейчас здесь две широкие спины: Горинга и моя.
Заменный пилот, как же! Каждый второй вылет мой, если не каждый первый. Сначала Горинг присматривался, потом задумался, потом вызвал на разговор:
- Ты всё-таки одарённый?
- Официально – нет.
- Понял. Летай.
И всё. Никаких вопросов, никаких опасений. Повезло мне с комэском.

Как выяснилось, ему со мной тоже повезло.
Пилотаж – дело молодых. Зрелые асы выезжают на мастерстве и опыте, но никакой опыт не компенсирует запредельных перегрузок, раз за разом обрушивающихся на организм. С прошлой карунской, по-настоящему серьёзной войны прошло сорок лет… страшно спросить Горинга о возрасте.

Это был обычный патрульный вылет. Но беда не спросит, в кантине ты или в кабине. Машина комэска клюнула носом и сорвалась в беспорядочное падение, почти в штопор. «Горинг!» - крикнул я. Нет ответа – и безвольный, поникший силуэт под блистером.
Он же не сядет сам!!!
Значит, мне.
Держи его машину, археолог! Смог удержать свод гробницы, сможешь и это! Глаза залило красным, в ушах моторный рёв, одна рука вцепилась в штурвал, другая ладонью к падающему перехватчику – держииииии! До земли совсем немного, лишь бы не скапотировал, лишь бы сел – хоть на брюхо, хоть как! Ещё чуть-чуть… внизу нет строений, хорошо… какое-то поле… неровное… неважно, держи! Рывок привязных ремней… это же его ремни?! – ещё рывок, ещё! Сел, всё…

…как садился сам, не помню. Очнулся в госпитале. В звании комэска.

* * *

Летать Горингу запретили. Окончательно. Экс-комэск возглавил наземную службу космопорта, но для Чёрной Эскадрильи он навсегда – Блэк-один. Злополучный конфликт разрешился дипломатическим путём: высокие стороны договорились считать его «пограничным инцидентом». Пилоты? Кто как. Одни вернулись в университет, другие решили остаться в звёздной авиации. Перехватчики законсервировали и отдали Горингу на хранение – до худших времён. А я получил гражданство Каруны. Почётное. О согласии меня не спрашивали: в реанимации как-то несподручно.

Ничего себе, заработал репутацию! К Коррибану с ней и на парсек не подойти! Придётся начинать сначала, в наёмной пехоте. Горинг, как услышал, в лице изменился: «Эгон, зачем?!» Я рассказал. Он долго молчал, потом спросил: «Ты уверен, что тебе это надо? Месть никого никому не вернёт. Прошлое прошло, Блэк-тринадцать. Живи!»
Наверное, он был прав. Но... нет. «Когда всё закончится, приеду и расскажу» - пообещал я. Он хмыкнул: «Буду ждать!»

P.S.
Я приехал.
И рассказал.
Но получилась совсем другая история!

Алькор - 21.07.2008.


Введите защитный код, приведенный ниже: