- Размер текста +
ПОЛНОЛУНИЕ
Быль.

Ой, тропинка, ты гляди,
На опушку выведи!
Ноги в сторону несут,
Кружит леший по лесу...


Никогда не ходите в лес без денег. Особенно туда, где местные плутают неделями. Где теряют направление не только армейцы-сибиряки, но и ветераны со спецподготовкой. Как выяснилось, ко мне это тоже относится...
Нет, я не хвастаюсь: дар ходить по лесу у меня наследственный. Есть такая порода людей, со «спинномозговым» ориентированием. Они и сами не знают, как это происходит.
Но не всё так просто. Мне, например, капюшоны и глухие платки противопоказаны, особенно синтетические. Но шёл дождик, я собиралась на опушку, где лично знакома с каждым выворотнем, и косынку надела.
Зря.
Перейти ручеёк, затем вперёд, осмотреть полянку, лисичек нет, потом вперёд-вправо обойти глухой ельник, опять вперёд, там хорошая травка, могут быть белые, вперёд-влево, белых нет, есть опята, но я их не слишком люблю, влево-назад, надо закончить полукруг и уйти на другую делянку, раз уж здесь пусто. Опята попадаются, но мало и перестоявшие. Вот эти ничего, но не рвать же три опёнка, смешно!
До опушки метров пятьсот. Мухоморов полно. Красные, свежие...
И вдруг - белый! Да такой, что показалось: «Муляж!» Изящный, шляпка глянцевая, никакой бахромы, ножка как у толстого подберёзовика... прелесть!
Нереальная какая-то прелесть.
Осматриваюсь. Он один: вокруг ничего, кроме мухоморов. И вдруг мне стало жалко пройденных ранее опят: за что я их проигнорировала?! Не вернуться ли? Два шага...
Замечаю все ориентиры, разворачиваюсь на сто восемьдесят, прохожу эти самые два шага, опят не нахожу. Ладно, что упало, то пропало... возвращаюсь на то же место: вот он, срез от гриба!
Делаю пару шагов вперёд, и НАТЫКАЮСЬ НА БОЛОТО.
Мысль первая, здравая: «Откуда здесь болото?! Его не должно быть, оно совсем в другой стороне!»
Мысль вторая, нездравая: «А как это я болото обошла? Надо бы вернуться...» О том, что болота не должно быть, я уже забыла.
Обходить его я всё же не стала - видимо, на остатках здравого смысла. Решила вернуться вправо-назад, развернуться на девяносто от прежнего маршрута и идти вперёд-влево. Всё ещё в косынке.
Мне показалось, что я вышла на знакомые окопы. Железа в нашем лесу немеряно, война приложила его крепко, иной раз и компас барахлит. Но за окопами должен быть березняк с высокой травкой, а его нет. Нет - и всё тут!
По следам возвращаться не захотелось. Я одна, грибники за спиной не висят, можно и рискнуть. А опят становилось всё больше и больше, и были они всё лучше и лучше.
Кстати, о грибниках. Моя мама, однажды заплутав, добрела аж до соседней области. Там переночевала (в глухих деревнях с этим проще), а утром её привезли на машине. С тех пор она без меня в лес - ни ногой. Но грибы собирать любит. И однажды нас закрутило ровно здесь же. Тогда я быстро увела маму подальше, не придав случившемуся значения. Ничего непоправимого ведь не произошло!
Всё ещё иду влево-вперёд, вроде бы возвращаюсь на опушку. Прикидываю, что могла промахнуться по азимуту и выйти в ельник, что от опушки слева... нестрашно. Но и ельник я не узнаю.
Становится, скажем так, весело. Ладно, сейчас встану на какую-нибудь тропинку, людскую или звериную, они часто пересекаются, выйду на любой край леса и сориентируюсь. А вот и тропка! Иду по ней и вижу...
...Дерево-с-Опятами!!!
Ах, какие это были опята! Светленькие, толстенькие, свеженькие, даже ножки ещё не подсохшие!
«Помирать, так с музыкой!» - бросаюсь я к вожделенной добыче. А собственно, что такого страшного происходит?! Не джунгли и не тайга, всего лишь граница Смоленской области. Рано или поздно куда-нибудь, да выйду!
Набиваю мешок доверху, с чувством глубокого удовлетворения топаю дальше. И наконец-то снимаю косынку. Волевым решением.

Интересно, а почему я это сделала только сейчас?! Знала ведь, что она мне мешает! Словно морочил кто. Я довольно далеко ушла... оторвалась?
Тропинка выводит к реке. Человечьих следов ни одного, звериными же истоптан весь берег: это водопой. За рекой урочище, и если это не Добрея, а её приток, то вышла я к Долине Славы и к дороге на Семёновское. Мой берег низкий, проверить отсюда, так ли это, не могу. А реку надо ещё перейти.
Нахожу висящее над водой бревно, над ним ветка, часть пути можно держаться за неё. Дальше как получится, но с мешком грибов я точно окажусь в воде. А, не жалко! Высыпаю грибы у водопоя - ночью звери съедят - и ступаю на бревно. Скользко.
Позапрошлым летом лес научил меня двум вещам: - с бревна можно свалиться и неосознанно; - переходить холодную реку вброд в одежде неприятно, но не смертельно. Вот, пригодилось. Бревно пройдено, я на том берегу. Жаль, урочище не то. Значит, это Добрея. Ну, и где же я?!
Карта нашего «медвежьего угла» появилась в продаже совсем недавно. И я не удосужилась взглянуть на неё перед выходом: мол, в округе знаю каждый пень! Да, в округе знаю, но не здесь.
Вечереет, дома наверняка беспокоятся, и мысль переночевать в поле отметается на корню: во-первых, мои с ума сойдут, рванут меня искать и заблудятся сами. А я, выйдя утром из лесу, побегу искать уже их. Во-вторых, лес мокрый, и я тоже. Насквозь. А на дворе не май месяц... конец сентября. Воспаление лёгких обеспечено. Зажигалки с собой нет, я же на опушку собиралась, не дальше.
И в городе мне завтра надо быть обязательно.
Выглянуло солнышко. Ура, теперь я точно знаю, где запад! Если я входила в лес на восток, то на солнышко мне и надо!
Звериная тропа приводит к переправе. Иду на запад, как лось, не разбирая дороги, времени на изыски уже нет, надо выйти хоть куда-нибудь! Временами останавливаюсь и прислушиваюсь. Монотонных шумов в лесу не бывает, это признак человеческого жилья или дороги. Или высоковольтки, которая к жилью выведет. И вправо-вперёд мне что-то такое мерещится, на грани слышимости.
Остановилась я кстати. В наступившей тишине отчётливо слышны пять частых ударов молотка. И снова тишина, но этого хватит: звук там же, вправо-вперёд!
Иду уже без дороги, бурелом-не бурелом, всё едино! И вымахиваю на Добрею. Но переправы рядом нет. Зато на другом берегу, едва промелькивая в высоченной, прямо-таки саванной траве, светится МЕТАЛЛИЧЕСКАЯ КРЫША!!!
Я дошла.
Переправа? Какая переправа?! Я, что, вброд не перейду?! Осень? Какая осень?!
Глубина оказалась по карманы. Проламываясь сквозь сухие камыши и жгучую осеннюю крапиву, спотыкаясь и падая, выползаю на пригорок.
Выселок. Два пня, три двора. Не товарищество «Добрея», не охотбаза Егорье, не... А, неважно, у крайнего двора стоит «четвёрка» цвета баклажан!
На возглас: «Хозяева, дома есть кто?!» - выходят муж и жена. «У нас тут чужих не бывает, откуда вы?!» «Из Лугового...» «Одна?!» - немая сцена.
Товарищество «Московия». Четыре километра до Некрасовки, восемнадцать до шоссе, ещё десять до поворота на Мокрое, двадцать до Долины Славы. Немало. Ну, или по азимуту, что существенно короче, пешком через лес, в мокрой одежде и сапогах... что-то не хочется. Время восемнадцать ноль-ноль. Осень.
Делаю милое лицо и прошу подвезти: я знаю, что наглею, но выхода у меня нет. Бензин дорогой? Без проблем, будет вам и на бензин, и не на бензин! Они переглядываются и соглашаются: оказалось, когда-то сами заблудились. Только они вошли в лес в десять утра (я в полтретьего), а вышли как раз у нас, но уже поздно вечером.
А я ещё вполне! Упавшая было самооценка мгновенно воскресает. Ох, погубит меня самоуверенность!
По дороге домой начинаю замерзать: сапоги полны воды, печка в машине не работает. И наконец-то можно «отпустить» нервы. Вот и Луговое. Отдариваюсь пятьюстами рэ, вбегаю в дом. Ура, меня ещё не хватились, репутация великая вещь! Боюсь, правда, в маминых глазах она погублена навсегда. Или нет... исправлю?
Сухая одежда, вино-кофе-мясо, под плед к обогревателю поближе, и карту!!! Карту мне немедленно: пока не разберусь, что произошло, не успокоюсь.

В пятистах метрах от Лугового, там же, откуда я так поспешно увела маму, меня что-то развернуло на девяносто градусов. Так, что я этого не заметила, а осознав, не насторожилась.

Никогда не блокируйте свои способности, даже если уверены, что сейчас они не нужны! Входя в зону повышенного риска даже «на минуточку», снаряжайтесь как в дальний выход.
И посмотрите карту.

При чём здесь полнолуние? Ах, да... ночью в окно светила луна. Мне не спаслось, возбуждённый мозг отдыхать не желал. Я вышла на террасу, и поняла: в эту ночь было ХОЛОДНО.
ОЧЕНЬ холодно.

 



Введите защитный код, приведенный ниже: