- Размер текста +
Story Notes:
Изначально писала на форуме АБ.
***

"Дорогой Эльфиас!
C огромным сожалением сообщаю тебе, что моя поездка откладывается на неопределенный срок.
Домашние дела потребовали моего пристального внимания... "

Юноша досадливо откинул перо. Его нервировали одинокие, недописанные строчки на пергаменте, стук ночных бабочек, свет необычайно яркой луны, перемешивающийся со светом лампы.
Еще один сердитый взгляд на свечу - и та погасла, сизый дымок заструился в лунном свете.
LUMOS
На самом кончике волшебной палочки появился золотистый огонек, повис в воздухе.
ALAHOMORA
Распахнулось окно.
Огонек оторвался от палочки, полетел через окно все вверх и вверх, по лунной дороге...
Юный волшебник смотрел за полетом созданного им же светлячка жадно и тоскливо. Где-то далеко завыла собака. Где-то на чердаке заухала сова.

"Дорогой Эльфиас!
Очень жаль, но я не смогу сопровождать тебя в твоей поездке..."

Юноша поморщился, тряхнул головой. Чистая кровь, звучное имя, старинный род.
Наследство.
Старый безалаберный дом, непутевый брат и ... сестра.
Анимагом быть хотелось, любой формой, звериной или птичьей, чтоб вспорхнуть, убежать, улететь!
Всего лишь один день в родных стенах, и стены эти стали юному волшебнику тесными, как дракону - охотничий загон.

"Дорогой Эльфиас!
Желаю тебе приятной и легкой дороги, присоединюсь к тебе, как только смогу уладить домашние дела.

Всегда твой
Альбус Дамблдор"

ACCIO метла. Выше, еще выше, туда, где холод пробирает до костей и трудно дышать, высоко над Годриковой Лощиной, старой церковью и фамильным кладбищем. Еще выше - внизу пятна леса и тонкая змейка дороги, и широкими спиралями - к земле, где холодный воздух мешается с липким туманом, на речной берег, шелестящий и темный, к светлой чистой воде.

Одежда долой, PROTEGO, высокий, стройный, худощавый парень нырнул в воду, широкими гребками доплыл до заводи у противоположного берега, лег, раскинув руки... Облачко тумана сгустилось над ним, приняло очертания женской фигуры. DIFFINDO - изчезло. APPARE - появилось снова. Юноша играл с туманом, заставляя женщину то полнеть и наливаться почти осязаемой, пышной плотью, то истончаться до размеров узкобедрого подростка, обволакивать себя, призрачными пальцами трепать волосы, легким ветерком касаться живота, паха, отлетать, дразня, и возвращаться снова, постанывал, протягивая к своей игрушке еще мальчишески тонкие руки, и руки проходили сквозь туман, напоминая о самообмане.
Было холодно и сладко, и хотелось одновременно вопить во весь голос и плакать...

Плеснула в реке рыба. Исчезла женщина. Юноша подозвал к себе метлу, одежду, слегка постукивая зубами, полетел обратно.
Влетел прямо в открытое окно, бросился на кровать и заснул крепко, устало, без сновидений. Над Годриковой лощиной взошло солнце, красное и по-утреннему холодное, ветер смахнул забытое на старинном дубовом столе неотправленное письмо на пол .


- Тодди!
- Да, молодой хозяин?
- Во сколько и где у вас был завтрак? - Альбус выразительно посмотрел на пыльный стол в гостиной, потом - так строго, как только мог, на домовика. Домовик переступал с ноги на ногу.
- Во сколько прикажете, молодой хозяин. Мастер Аберфорт взял свежий хлеб и ушел рано утром, мисс Ариана вообще из комнаты не выходит. Вот как миссис Дамблдор умерла, в гостиную никто не заходил, молодой хозяин.
- Хорошо. С сегодняшнего дня - завтрак, обед и ужин будешь накрывать здесь, - нетерпеливый жест. - И убери, Мерлина ради, все эти тряпки со стульев - речь юноши становилась все более отрывистой - Пыль. Зеркала протереть. Полы. И обязательно - свежий букет цветов на столе. Ежедневно. Как это было при ма... миссис Дамблдор. Понятно?
- Да, молодой хозяин.
- Далее. Завтрак в восемь. Ланч в полдень. Чай в пять. Ужин в девять. Мисс Ариану к столу буду сопровождать я сам.
- Да, молодой хозяин.
- И еще одно. Постельное белье должно меняться ежедневно. Это правило.
- Молодой хозяин хочет, чтобы все было как при миссис Дамблдор?
- По возможности, Тодди, по возможности. А сейчас подай мне чай с гренками в мою комнату и более до ланча не тревожь.
Домовик улыбнулся.
- Пусть молодой хозяин не беспокоится!

В своей комнате Альбус раскладывал книги по стопкам, вынимал из зачарованного безразмерного сундука все новые и новые фолианты.
Изменяемость и трасформация живых организмов
Классификация животных соков, их применение в высших сферах магии
Единороги, львы и грифоны. Магическая Европа
Драконы. Применение оных существ для волшебного блага.
и дальше, дальше, дальше...

Некоторые книги были как добрые друзья - приятно взять в руки и перелистнуть страницы. Некоторые - трудные, путано объясняющие.
Некоторые - защищены заклятьями. С пары книг заклятия еще надо снять...

Альбус надеялся, что размеренность сельской жизни вернет ему покой и подскажет верное решение на извечный вопрос: что дальше? Не может быть, чтобы самый блестящий ученик самой престижной волшебной школы пропал в захолустье. Ум - это инструмент, который нуждается в систематическом упражнении. Он будет трудиться. Он сделает своих близких счастливыми. Он перестроит этот дом. Он придумает новые заклятия... Он... Он будет жить, и жить полной жизнью! И вокруг него будет порядок. И так будет всегда.
Юноша открыл "Свойства животных соков" и погрузился в чтение. По нагретому солнцем подоконнику ползла яркая божья коровка. А письмо другу, написанное накануне, так и осталось лежать в темном уголке под столом.

Где-то через час чтение закончилось. Альбус на минуту прикрыл глаза, потом резко, энергично встал, прошел по галерее и постучал в массивную дверь напротив:
- Ариана? Ты встала?
В ответ донеслось слабое не то мычание, не то стон.
Альбус толкнул дверь: в заваленной хламом комнате в одной рубашке сидела непричесанная девушка лет пятнадцати и с увлечением баюкала грязную куклу. В комнате отчетливо пахло немытым телом и мочой. Опрокинутая чашка чая лежала на полу, лужицу никто не вытер.
- Тодди? Почему?
- Так миссис Дамблдор все сама делала. И гулять водила, и кормила. А сама мисс Ариана ничего не просит. Вы не сомневайтесь, мы за ней убираем...
- Тодди. Чистое платье, горячую воду, расческу и ... что нибудь крепкое.
- Она не пьет молодой мастер, что вы!
- Для меня. Только для меня.
- Вы не волнуйтесь так, молодой мастер, просто мисс Ариана мало что говорит, а мы без приказа..
- Тодди. Я жду.

Девушка непонимающе смотрела то на домовика, то на брата. Потом, глупо хихикнув, запустила куклой в домовика. Еще раз посмотрела на брата, красиво улыбнулась:
- Гулять?
Она говорила тихо, чуть шепелявя, как ребенок.
Альбус переступил через разлитый чай:
- Сначала покушаем, потом пойдем гулять.
Ариана опять красиво улыбнулась:
- Долго гулять.
Альбус тоскливо посмотрел в кукольные голубые глаза:
- Сколько смогу, дорогая. Одевайся.

Ариана с удовольствием посмотрела на только что принесенное платье, и скинула с себя рубашку. На ней не было ничего, даже белья. Альбус покраснел и отвернулся, а девушка, что-то бормоча себе под нос, стала натягивать сразу верхнее платье - неумело, не попадая в рукава, путаясь в шнурках и застежках. Натянув платье, она села прямо на грязный пол и стала надевать туфли, по детски широко расставив ноги. Со словами: - Уже гулять! - побежала к двери.
Альбус поймал ее за талию, посадил на стул.

Взял из рук домовика расческу и стал неумело разбирать спутанные длинные волосы.
Лучший ученик Хогварца не знал никаких заклятий для причесок.
И лишних денег на сиделку, даже сквиба, в доме не было тоже.

Миссис Кендра Дамблдор была женщиной гордой и управлялась со всем сама, пока дети учились в Хогварце. Три месяца назад она умерла, а старший сын вернулся домой, к своей семье.
Пожалуй, только сейчас, собственноручно причесывая младшую сестру, Альбус стал понимать, что именно ждет его впереди, и от этого понимания на душе было так же мерзко, как от вида запущенной девической комнаты.

Он кое-как привел в порядок сестру, спустился в гостиную, мельком отметив наведенный в помещении порядок, и сел за стол.
Хлопнула дверь. Вошел Аберфорт, раскрасневшийся после прогулки.
- Альбус, что за новости? Ты что, решил и тут командовать по-своему?
- Я делаю только то, что необходимо, - безразлично отозвался старший.
- Так было хорошо! Без правил, без вечного занудства!

Посуда на столе задрожала и начала двигаться причудливым хороводом, выплескивая содержимое на чистую скатерть. Братья посмотрели на сестру. Она сидела бледная, сосердоточенно смотрела на вазу с живыми цветами посреди стола, и по щекам у нее текли крупные слезы:
- Мама... мама...

- Вот! - заорал Аберфорт, указывая на Ариану. - Видишь, чего ты добился! Теперь сам ее успокаивай! Заучка! - и добавил с оттяжкой - Ста-рос-та!

- Мама... мама... мама... - повторяла Ариана, как сломанный болванчик, слезы из глаз, слюна на подбородок, и посуда кружилась все быстрее, выплескивая содержимое уже на стены, поднималась в воздух воронкой, а посередине этого хаоса, нетронутая и чистая, стояла ваза с полевыми цветами.

Аберфорт ласково обнял сестру:
- Мама скоро придет.
- Мама...
- Гулять.
- Мама...
- Пойдем к тебе...
- Мама...

Аберфорт вывел сестру из гостиной. Альбус сидал за заляпанным столом, закрыв лицо руками. С картины напротив окна неодобрительно качала головой совсем еще молодая Кендра Дамблдор в пышном платье.

- Тодди!
- Да, молодой мастер?
- К чаю все убрать. Стол. Полы. И непременно... - Альбус сглотнул - новый букет на столе.

***




" Дорогой Эльфиас!
Можешь себе представить - сижу в обнимку с "заклятиями обыкновенныя домоустройству посвященныя ", кисть немного болит с непривычки.
Работы очень много, обстановка не слишком располагаюшая, но режим дня спасает - почти не замечаю, как пролетают дни. С удивлением обнаружил, что с момента твоего последнего письма скоро минет две недели, а я не нашел достаточно забавного, что стоило бы тебе рассказать.
Сердечно благодарю тебя за подробные описания и волшебные твои зарисовки, безмерно рад любым вестям о тебе... "


Опять полнолуние, но метла пылится в углу. Молодой хозяин не летает больше по лунной дороге. Образ его жизни стал размеренным и вполне деревенским.
Он встает ежедневно в восемь утра, принимает холодную ванну, приводит в порядок сестру и завтракает с ней и братом.
После завтрака провожает обоих на прогулку, и до ланча сидит над книгами. После ланча и до чая дает уроки трансфигурации - два ученика в Суссексе, один неподалеку от Эдинбурга, один неподалеку от Гавра, во Франции. Альбус Дамблдор - хороший, терпеливый учитель, его хвалят и родители, и ученики. После чая он лично занимается с Арианой, гуляет с ней, учит варить успокаивающие зелья. К вечеру в слегка поношенной, но безукоризненно чистой мантии Альбус занимется тем, что его брат называет презрительным словечком "втрюхивается к соседям".

Альбус завязывает знакомства, наносит визиты, с наслаждением танцует на вечеринках, флиртует с соседками, благодарит за участие в своей судьбе, но никогда и никого не приглашает у себе домой. Он никогда не говорит о своей семье - зачем? Молодой Дамблдор в курсе маггловских и магических новостей, а новости из маггловского мира к началу 20 столетия потрясли магическое сообщество до самых основ.

Магглы перестали быть суеверными недотепами. Магглы строят странные машины, которые успешно заменяют магические предметы и заклинания. Некоторые из этих предметов - паровоз, например, отлично работают, некоторые - такие, как новомодное изобретение Эдиссона - взрываются при любом заклинании. С этими машинами магглы перестали быть понятными и предсказуемыми. И сам факт, что магглов больше нельзя игнорировать, стремительный темп их развития занимает магическое сообщество гораздо больше странностей молодого провинциального преподавателя.

А молодой преподаватель только рад этому. Обстановка в его доме переменчива, как настроение ребячливой Арианы, и юноша, нервно косясь на восходящую луну, выводит а письме к другу:

" Должен тебе признаться, дорогой Эльфиас, что я испытываю некоторую нужду в книгах, особенно тех, которые посвящены истории появления старейших артефактов. Недавно на чердаке нашел я "сказки барда Биддла" и зачитался глубоко заполночь. Когда их мне читала моя матушка, я не особо придавал значения этим историям. А сейчас мне кажется, что есть в них какой-то свой, скрытый смысл и неразгаданная загадка.

Я даже выписал список наиболее любопытных ссылок и отправляю его тебе этим письмом. Буду весьма признателен, если ты найдешь время собрать мне вышеперечисленное. Не сомневаюсь, что и тебе эти книги доставят удовольствие - я помню, как увлекался ты историей магического сообщества. Кстати, должен сообщить тебе, что на днях к нам в Годрикову Лощину вернется Батильда Бэгшот, весьма интерсная дама, и я смогу поговорить с ней об истории, которой она занимается всерьез. Жаль, что тебя не будет с нами, я был бы безмерно рад твоему присутствию.

Вечно твой
Альбус Дамблдор".


Введите защитный код, приведенный ниже: