- Размер текста +
Ночь. Миллиарды звезд в небе мерцают крохотными огоньками. Словно беспристрастные глаза смотрят на землю и судьбы людей, живущих на ней. Ночь, время сна разума. Ночь, время, когда открываются все двери и меняются судьбы. Просто ночь.
Но здесь, в подвале Хогвартса, не было ни звезд, ни свежего ветра, шумевшего в кронах дубов в парке, ни полного лика луны. Было лишь мерцающее зеркало Енилеж, маленький мальчик, стоящий перед ним и мужчина, в теле которого поселился тот, что был лишен тела.
-- Смотри в зеркало и говори мне, что ты видишь. – Квиррел подтолкнул Гарри к зеркалу.
В зеркале было его отражение. Сначала оно выглядело бледным и испуганным, но спустя несколько мгновений оно улыбнулось. Отражение сунуло руку в карман и вытащило кроваво-красный камень. Потом оно подмигнуло и положило камень обратно в карман -- и как только оно это сделало, Гарри почувствовал, как в его собственный карман упало что-то тяжелое. Каким-то образом -- чудесным, невероятным образом -- он достал камень.
-- Что ты там видишь? – нетерпеливо спросил профессор.
-- Я… -- Гарри старался придумать какую-нибудь ложь, но в голову ничего не шло. – Я вижу как мистер Дамблдор начисляет мне кучу баллов и благодаря этому Грифиндор выигрывает кубок школы.
-- Он лжет. – ледяной голос, не принадлежащий Квиррелу, но исходивший от него. – Я хочу поговорить с ним сам. Лицом к лицу.
-- Повелитель… -- проскулил профессор, а затем осекшись принялся разматывать свой тюрбан. Складки материи упали на пол и Квиррел как кукла развернулся на месте спиной к Гарри. Мальчик задохнулся от ужаса: на том месте, где у профессора должен был быть затылок находилось еще одно лицо, бледное как мел, с красными глазами.
-- Гарри Поттер… -- пошептало лицо. – Вот мы и встретились снова. Видишь, что стало со мной? Я всего лишь тень, только в чужом теле могу обрести форму. Впрочем, профессор Квиррел любезно согласился разделить со мной свое тело и разум. А когда у меня будет камень, я смогу создать себе новое тело, свое собственное. Ну. отдай же мне камень. Он ведь лежит у тебя в кармане.
Гарри, неожиданно обретя способность двигаться, попятился.
-- Не упрямься. Отдай мне камень и… Я верну тебе твою семью. Я могу это сделать, Гарри Поттер. Могу убивать и воскрешать. Отдай камень, и твоя мать воскреснет вслед за мной.
-- Вы… Лжете… -- задохнулся мальчик. На глазах его против воли выступили слезы. Он знал, что его обманывают, но так хотелось верить…
-- Нет, мальчик. Я не лгу. Я не собирался убивать ее, так что ничто не мешает мне ее воскресить. – Волдеморт говорил с такой уверенностью, что было просто невозможно не слушать и не верить. – Но для этого мне нужен камень… И свое собственное тело. Отдай мне камень, малыш и присоединяйся ко мне, когда я покину это место. Обещаю тебе. мы ее воскресим. Не сразу, на это потребуется время, но она вернется к тебе.
Гарри почувствовал, как в горле встал ком. Дышать было трудно. Он бросил взгляд в зеркало Енилеж, где рядом с ним стояла мама, стояла и обнимала его за плечи.
Мама… Как во сне Гарри сунул руку в карман, нащупал философский камень и извлек его на свет. Некоторое время подержал в руке. Волдеморт не торопил его, хоть на лице его и отразилось нетерпение. Мальчик должен был отдать камень сам.
Медленно, неуверенно Гарри протянул руку и разжал пальцы. Философский камень, бывший чуть больше крупного куриного яйца, поблескивал алым на ладони.
-- Возьми его. – приказал Волдеморт Квиррелу. Профессор снова развернулся к Гарри и забрал у него камень.
-- Он у нас, повелитель! Он у нас! – глаза Квиррела горели. – Ну все, Поттер, теперь наконец-то с тобой можно будет разделаться!
-- Нет. – голос Темного Лорда хлестнул словно плетью. Квиррел вздрогнул и дернулся словно кукла, будто его и правда ударили.
-- Нет. – жестко объявил Волдеморт. Я сказал, что возьму мальчика с собой? Так и будет. Возьми его, выходи их школы и аппарируй в то место, что я показывал тебе.
Квиррел скривился. но покорно сжал плечо Гарри, не давая ему сбежать, и повлек к выходу из подземелий. Гарри едва поспевал за ним.
-- Отпустите. – тихо попросил он. – Я не сбегу.
Пальцы Квиррела неохотно разжались. Профессор слегка замедлил шаг, повинуясь чужой воле. Гарри потер плечо и безропотно двинулся вслед за двуликим к выходу из школы, в свежую ночь смотревшую на них глазами-звездами.
Эта ночь была последней. Последней ночью невинности для одного и неосознанности для другого.


Введите защитный код, приведенный ниже: