- Размер текста +
Солнечный луч проскользнул в комнату и осторожно пополз к простой кровати с деревянным изголовьем. Добравшись до нее он немного помедлил, а затем вдруг метнулся вверх и  защекотал торчащий из-под угла одеяла нос. Спавший в кровати человек недовольно замычал, завозился и повернулся на другой бок, ловя ускользающий сон, но солнечному лучу на помощь пришел мягкий и слегка грустный женский голос из соседней комнаты:
-- Мисти, пора вставать! 
-- М-м-м… Ага, ма-а. Сейча-ас.
-- Сейчас же. Проспишь завтрак -- скормлю праздничный пирог совам!
-- Праздничный?
-- Сонюшка! Ну-ка, вспомни, какой сегодня день.
-- Воскресенье. И… Ой! Ма! 
Одеяло в одно мгновение было отброшено к стене, и миру явилась встрепанная со сна черноволосая девочка лет десяти-одиннадцати. Радостно взбрыкнув, она соскользнула на пол и бойко зашлепала босыми ногами в сторону гостиной.
-- У меня день рожденья! Й-и-хей! Мне одиннадцать!
-- Именно, давай, умывайся и бегом на кухню, завтракать.
Мисти скорчила забавную рожицу и сдула со лба густую челку. Прямо сразу завтракать?! Ну уж нет! Ей что, каждый день исполняется одиннадцать что ли?! Одиннадцать! Нет, вы только подумайте! Это значит, что она уже совсем взрослая, и скоро ей будет можно иметь все то, о чем она мечтала с самого раннего детства! Предвкушая предстоящее удовольствие от подарков, Мисти выбежала в гостиную. 
Это была самая необычная гостиная, какую вы только могли бы себе представить. Начать с того, что в массивном камине, занимавшем добрую треть одной из ее стен, несмотря на летнюю жару, ярко горело пламя. Языки его переливались всеми цветами радуги, да и дыма огонь совсем не давал. Подле камина на стене висели часы с круглым циферблатом, на которых было сразу десять стрелок с написанными на них именами. А вот вместо цифр на часах красовались надписи: «На работе», «Дома», «Школа», «Сон», «В гостях», «В пути». Там, где у всех обыкновенных часов располагается число двенадцать, крупными красными буквами значилось: «Опасность!» Сейчас большинство стрелок сгрудились возле отметки «Дома», только одна, подписанная «Рон», подрагивала перед надписью «В пути».  
Весь остаток стены занимали книжные полки, в которых, казалось, нет ничего особенного, если не считать названий, написанных на корешках книг. «Волшебные травы Великобритании», «Приготовление и применение целебных зелий», «Сглазы, проклятия и методы их снятия», и еще множество таких же. Фотографии, любовно расставленные на каминной полке, тоже выглядели престранным образом: все запечатленные на них люди шевелились. 
Словом, в гостиной было на что посмотреть, но Мисти не обратила никакого внимания ни на часы, ни на камин, ни на что бы то ни было еще из чудес комнаты. Куда больше ее сейчас занимало огромное, от пола до потолка, зеркало в медной оправе, висевшее напротив. Девочка подбежала к нему и уставилась в мутное, ничего не отражающее стекло.
-- Ну? Долго я буду ждать? -- осведомилась именинница.
Поверхность зеркала дрогнула, муть разошлась в стороны, и перед девочкой появилось ее отражение, вот только вместо носа у нее почему-то был свиной пятачок, а на голове красовались точеные рожки.
-- Врешь! Я выгляжу не так! Показывай нормально.
По отражению прошла рябь, словно кто-то бросил в воду камень, и оно изменилось. Теперь из зеркала на Мисти глядела лупоглазая толстощекая девочка с до неприличия курносым носом, торчащими во все стороны волосами, одетая вместо ночной рубашки в старый мешок.
-- Противное! -- девочка изо всех сил ударила кулачком по раме и охнула от боли. -- Прекрати издеваться! Я тебе не домашний эльф! Не покажешь как есть -- возьму молоток и разобью!
Угроза подействовала. Зеркало недовольно помутнело, а затем отразило с необыкновенной ясностью и четкостью комнату и стоящую перед ним девочку.
-- Вот так-то! И смотри, будешь издеваться в мой собственный день рождения -- скажу маме, чтобы отнесла тебя на чердак! -- Мисти показала зеркалу язык и принялась внимательно себя изучать.
К ее великому разочарованию,  ничего со вчерашнего дня, когда ей было всего десять, не изменилось. Все та же довольно высокая девчонка с темными глазами, в которых сверкали, красиво обрамляя зрачок, золотистые искорки и непослушными, тяжелыми прядями прямых черных волос. Даже болячка на локте, которым она ударилась падая с дерева, ничуть не изменилась. Мисти скривила недовольную рожицу, высунула язык и оттопырила себе уши пальцами.
-- Фу-у! Ка-акая я лохматая отвратительная девочка! Прям как домашний эльф! Бе-е! -- она рассмеялась и развернулась к столу, на котором уже лежало четыре пакета, завернутых в цветную бумагу. -- Ого! Наверное, совы принесли с утра пораньше! Ага! Точно. -- первая обертка полетела на пол. -- Это -- от бабушки и дедушки… И-и-и! Мам! Бабушка и дедушка подарили мне часы как у магглов! -- Мисти жадно схватила открытку. -- Только они показывают правильное время в любой точке Земли, их не надо заводить, и они не ломаются, даже если на них упадет целый шкаф с книгами! Супер! А это от… От дяди Фреда и дяди Джорджа! Не, я уж лучше потом поэкспериментирую, наверное, какая-нибудь забавная шутка… А это от дяди Персика… Фя, ничего себе пожеланьице! «Будь послушной и умной девочкой, слушайся маму» и все такое прочее. И фантазии у него больше чем на ПРАВИЛЬНЫЙ котел для зелий не хватило! Лучше я твой посмотрю… Аи! МАМ! ТЫ КУПИЛА МНЕ СОВУ! У МЕНЯ ЕСТЬ СВОЯ СОБСТВЕННАЯ СОВА!
Забыв обо всем на свете, девочка прыгала по комнате, крепко прижимая к груди клетку, в которой, вконец оторопев от подобного обращения, трепыхалась маленькая сплюшка. Делая четвертый или пятый круг по гостиной, Мисти налетела на мать и, неловко взмахнув руками, выронила драгоценную ношу, а сама растянулась на полу. Сплюшка горестно заухала.
-- Господи! Мисти, осторожнее, бладжер ходячий! -- бледная худенькая женщина с огненно-рыжими волосами, возвышавшаяся над девочкой, осторожно подняла клетку и выпустила из нее сову. -- И почему ты до сих пор не одета и не причесана? Хоть в свой день рождения можно выйти к завтраку в приличном виде?
-- Хоть в мой день рождения мне можно не лезть с утра пораньше под холодную воду? -- парировала девочка. -- Сейчас я все-все-всешеньки сделаю, мам, я только хотела посмотреть подарки!
-- Посмотрела? Ну вот и отлично. Теперь умывайся, и идем завтракать, твоя любимая жареная картошка стынет.
-- Я тебя люблю, мам! -- Мисти подпрыгнула, повисла у женщины на шее и восторженно расцеловала ее в обе щеки. -- Я быстро!
Но переодеться ей не дали. Едва только Мисти сделала шаг по направлению к своей комнате, как пламя в камине загудело, обдало девочку и ее мать снопом искр, а затем в комнату прямо из огня шагнул высокий худощавый веснущатый мужчина лет тридцати с такими же рыжими как и у хозяйки дома волосами.
-- Дядя Рон! -- радостно завизжала именинница и немедленно повисла у гостя на шее.
-- Мистери, ну, с днем рождения, племянница! -- мужчина неловко отлепил от себя девочку, поставил на пол и вручил ей длинный сверток, в котором обнаружилась…
-- Метла! Дядя Рон! И-и-и! Моя собственная метла! Не игрушечная, настоящая!
-- Конечно, не «Молния -- 2020»,  но… -- он улыбнулся. -- Привет, Джинни. Я решил поздравить Мисти с утра пораньше, остальные прибудут к ленчу. И не смотри на меня такими глазами! Эта стрекоза просто создана для квиддича! Вот увидишь, быть ей не ловцом, так по крайней мере нападающим!
-- Рон, не стоило, метла, наверное, жутко дорогая. К тому же, Мисти и так хватает синяков и шишек, еще свернет себе шею, когда будет носиться по небу.
-- Не бойся, сестренка, не свернет.
-- Не сверну, ма, я осторожно! 
-- Знаю я твое осторожно! Ладно уж, чудовище, иди, оденься, хватит щеголять при дяде в одной ночной сорочке! Не маленькая уже.
-- Гей-хо! Я быстро! Без меня за стол не садиться! -- девочка взбрыкнула и умчалась в свою комнату, унося с собой метлу.
Без сомнения, это -- ее самый лучший день рождения! И не важно, что она не стала волшебным образом взрослой, все равно ведь так не бывает. Зато у нее есть теперь метла и сова, и часы тоже! А вечером она позабавится всласть с шутливыми подарками дяди Фреда и дяди Джорджа. Мордашка Мисти расплылась в задорной улыбке. Нет, как все-таки хорошо быть волшебницей! Наверняка у магглов дни рождения не такие веселые! Дарят им всякую чепуху, никакого квиддича у них нет и в помине, и почту им, если верить дедушке, разносят вовсе не совы. Мисти никогда не могла понять, как такое возможно, и как магглские почтальоны не путаются и находят адресата, если он куда-нибудь уехал. Впрочем, долго думать об этом было не интересно. Девочка наскоро плеснула в лицо водой, пригладила волосы толстым деревянным гребнем и заплела в две тугие косички до плеч, сорвала с себя ночную рубашку и натянула свою любимую одежду: потрепанные джинсы, майку, сандалии и видавшую виды фиолетовую мантию. Все, боевая готовность! Теперь можно хоть в волшебный, хоть в магглский мир показаться (правда во втором случае мантию придется все-таки снять).
Над головой послышалось хлопанье крыльев, а затем на клетку, которую она прихватила с собой из гостиной, опустилась сова. Несколько секунд она внимательно оглядывалась, изучая свое новое жилище, а затем удовлетворенно ухнула. 
-- Ой, чуть не забыла! -- Мисти раздосадовано хлопнула себя ладошкой по лбу. -- Тебе надо налить воды, и… И дать имя! 
Если с первым проблем не возникало, то вот со вторым получилась серьезная заминка. Мисти просто не знала, как назвать свою питомицу. Вот у дяди Рона сову зовут Боровом, сову его лучшего друга, того самого Великого Гарри, звали Хедвиг… Но ни то, ни другое сплюшке не подходит. Тем более, Мисти никогда не любила повторяться и подражать кому бы то ни было, даже знаменитостям. Девочка села перед столом и принялась кусать костяшки пальцев. В голове у нее роилась масса имен, и она просто не знала, какому отдать предпочтение. Может назвать сову Молнией? Или Летучей Барыней, вон какая важная! Или Ураганом… Нет, это мужское… Крикунья, Полуночница, Умница, Пчела…
-- Мисти! Где ты там застряла?
-- Сейчас, ма! -- девочка нетерпеливо мотнула головой. -- Вот ведь задачка… Так как же мне тебя звать-то?
-- Сплю-у! -- ухнула сова.
-- Точно! -- Мисти даже подпрыгнула на месте от восторга.-- Будешь Слиппи!* 
Решив таким образом вопрос об имени для совы, девочка вприпрыжку направилась на кухню. Изумительный день! Для полного счастья не хватает только…
-- Мисти, поторопись! Завтрак стынет. И письмо тебя ждет не дождется!
Письмо! Неужели…
Девочка ворвалась на кухню, вихрем подлетела к столу, схватила тяжелый конверт и сорвала сургучную печать.
«Хогвартская школа Чародейства и Волшебства…» 
Директором Хогвартса по прежнему оставался Албус Дамблдор (Кавалер ордена Мерлина первой категории, Великий Маг, Верховный Чародей, Всемогущий Волшебник, член Международной Ассоциации Волшебников). Он наверное уже совсем старый, ведь не только мама и все дяди учились при нем, но даже бабушка и дедушка. Но думать о директоре школы в такой момент было слишком скучно. Мисти жадно пробежала глазами следующие строчки.
«Уважаемая г-жа Киппер,
Настоящим имеем честь уведомить, что Вы приняты в Хогвартскую школу Чародейства и Волшебства. Прилагаем также список учебников и прочих необходимых принадлежностей. 
Начало учебного года – 1 сентября. Ожидаем Вашей ответной совы не позднее 31 июля».
-- МЕНЯ ПРИНЯЛИ В ШКОЛУ! -- завопила Мисти. -- Я БУДУ УЧИТЬСЯ В ХОГВАРТСЕ!
-- Разумеется. -- Джинни нахмурилась. -- Тебе ведь уже одиннадцать, пора. И не надо так кричать, словно ты -- маггл, впервые услышавший о существовании волшебного мира! Покажи-ка лучше список.
Мисти извлекла из конверта второй лист пергамента и протянула матери. Джинни углубилась в его изучение, мрачнея с каждой минутой. Настроение Мисти резко упало. Ну вот, все понятно. Такое лицо у мамы бывает только тогда, когда она думает, где бы достать денег. Увы, счет в банке у них крохотный, а расходов так много… Меж тем дядя Рон тоже заглянул в список через плечо своей сестры.
-- Почти ничего не изменилось с тех пор как мы сами собирались в школу.
-- Только цены. -- вздохнула мама. -- Знаешь, Рон, я все не могу понять, куда мир катится? В наше время чтобы отправить ребенка в школу нужно целое состояние!
Мисти чуть не подавилась картошкой. Неужели из-за бедности она не сможет учиться или будет отправлена в какую-нибудь захудалую школу, а не в Хогвартс?! Но мама, похоже, сдаваться не собиралась. Решительно достав из кармана мантии пергамент, она придвинула к себе чернильницу и перо и быстро настрочила: «Уважаемый м-р Дамблдор, большое Вам спасибо за письмо для Мисти. Надеюсь, она будет хорошо учиться и не доставит Вам слишком много проблем. С глубочайшим почтением, Джинни Киппер».
-- Ну, дочка, думаю, твоей новой питомице пора получить первое задание. -- мама свернула письмо. -- Зови ее.
Не смея поверить в свое счастье, Мистери вскочила и что есть мочи завопила, сложив руки рупором:
-- Слиппи! Лети сюда, нам надо отправить письмо!
Сова не заставила себя долго ждать. Не прошло и пяти минут, как она уже вылетела в окно, неся на лапке ответ директору Хогвартса. День снова начинал становиться чудесным. Мисти прекрасно понимала, что ей, наверняка, придется ходить в поношенных мантиях и учиться по книгам, купленным на распродаже, но это было не так уж и важно. В конце концов, она никогда не была особенно богата. Зато -- Хогвартс! Именно Хогвартс, где учились все ее дядюшки, мама и бабушка с дедом!
Быстро проглотив остатки картошки и кусок пирога, девочка помчалась наверх, за метлой, а затем -- в сад, упражняться в полетах. Лучший день рождения, лучшие подарки, лучшие в мире родственники и самая что ни на есть лучшая школа! Мисти наслаждалась жизнью, даже не подозревая, что кое-кому другому этот день принес сплошные неприятности.
___
* От английского sleep -- «спать». (Прим. Автора.) 


Введите защитный код, приведенный ниже: