- Размер текста +
Большой зал Хогвартса, последняя битва. Волдеморт и Гарри стоят друг против друга с пафосным видом. Неожиданно через толпу к Гарри проталкивается Гермиона. За лето, не говоря уже о зиме, она ОЧЕНЬ изменилась.
Гермиона (поглаживая изрядно выпирающий живот): Гарри, я наконец решила! Отец ребенка – ты!
Гарри: Гермиона, ты что, совсем с ума сошла? У нас ничего не было, мы просто друзья!
Гермиона (обводя взглядом зал в поисках новой жертвы): А, да, верно. Тогда – Драко!
Драко (возмущенно): Нифига ж себе! Да я голубой! Я только с Гарри!
Волдеморт ошалело смотрит на Гермиону, даже забыв про Поттера.
Гермиона (с надеждой): Тогда – Люциус! Сириус Блек! Хагрид! Парватти Паттил!
Парватти (возмущенно): Я вообще девочка!
Люциус (из-под стола, где в это время тихонько целовался с Блеком): Голубизна, это у нас семейное…
Джинни (со слезами на глазах): А я отдала этим мужчинам свою любовь! Ах!
Выбрасывается в окно.
Блек (обнимая Люциуса): У тебя живот слишком большой для щенка!
Все смотрят на Хагрида.
Хагрид (смущенно): Дык… Это… Я девственник.
Драко мерзко хихикает, потом вспоминает, что любит Гарри, который любит Хагрида, и скромно потупившись ковыряет ножкой пол.
Гермиона: Значит Дамблдор!
МакГонагал: Ах! Изменщик, подлец! Где его портрет?!
Кто-то из толпы выдвигает вперед портрет, на котором изображено нечто непонятное, состоящее из перекошенных сине-зеленых линий, кисть руки торчит прямо из плеча, нос съехал на место уха, а глаза вытаращены.
Волдеморт в ужасе созерцает это зрелище.
МакГонагал (пытаясь отвесить портрету пощечину, что проблематично в связи с тем, что непонятно, где у него щеки): Подлец!
Портрет (голосом Дамблдора): Минерва, ты что? Я уже почти год как мертв!
МакГонагал (успокаиваясь): Ах, верно!
Целует портрет.
Волдеморт (пялясь на портрет): Д-дамблдор? Что это с Вами?....
Портрет: А что тебе не нравится, Том? Хороший портрет. Кисти самого Сальвадора Дали.
Волдеморт пытается спрятаться под стол.
Люциус и Блэк (радостно): Да-да! Иди к нам!
Волдеморт резко сворачивает в сторону выхода из Большого Зала.
Гермиона (опять привлекая внимание к себе): Слушайте все! Отец моего ребенка – Северус Снейп!
Снейп высовывается из угла, где все это время хорошо маскировался. Он тоже сильно изменился за лето, но иным образом: волосы вымыты, уложены как у Локонса, лицо румяное и счастливое.
Снейп: Минус пять очков с Гриффендора за напраслину! Я люблю только…
В дверях Большого Зала появляется, отрезая Волдеморту путь к отступлению, Мэри Сью. У нее сногсшибательная фигура, формы которой слабо прикрывают лишь юбка-мини неоново-синего цвета, гламурно-розовый топик и широкий кожаный пояс. На ногах у нее малиновые сабо, а на шее – оранжевый шарфик. Губы старательно накрашены, длинные волосы серебристого цвета не скрывают острые эльфийские ушки, огромные анимэшные глаза непонятного цвета, но сразу понятно, что прекрасные и в них можно утонуть.
Все кончают… жизнь самоубийством. От зависти к Снейпу. Мэри Сью обходит зал и воскрешает героев страстными поцелуями.
Волдеморт пытается отползти и спрятаться за призрак Плаксы Миртл.
Гермиона: Мэри, не мешай, я тут решаю, кто отец моего ребенка! А, поняла, это…
Оглядывает зал в поисках лиц мужского пола. Фред и Джордж резко кончают жизнь самоубийством по второму разу, Добби закапывается в могилу, Червехвост срочно душит сам себя, затесавшийся в углу дементор обнимает чей-то Патронус и рассыпается в прах. Взгляд Гермионы останавливается на Люпине.
Люпин (Пожирателям Смерти): Ребята, кто-нибудь, быстренько заавадьте меня!
Пожиратели с сочувствием во взглядах авадят Люпина.
Тонкс: И меня… Так, на всякий случай!
Тонкс падает рядом с Люпином под градом авад.
Мэри Сью с невинной улыбочкой трогает Гермиону за плечо и указывает на пытающегося удрать Волдеморта.
Гермиона (радостно): Точно! Отец ребенка – Темный Лорд!
Волдеморт застывает в дверях. Все ахают.
Беллатрикс (со слезами на глазах): Лорд не мог, не мог с грязнокровкой!
Выбрасывается в окно.
Все: Оп-па!
Волдеморт пытается что-то сказать, но тут его почти сбивает с ног огромная реактивная сова с торчащими из клюва зубами.
Волдеморт (в ужасе): Что это такое?!
Драко (скромно): Это мой филин. Фамильный. Записочку любовную принес…
Волдеморт: ААА! ЧТО ТУТ ВООБЩЕ ПРОИСХОДИТ?!
Портрет Дамблдора (почесывая рукой, торчащей на месте подбородка, ухо, растущее из макушки): Фанфик.
Волдеморт (в ужасе): И что, теперь всегда так будет?
Портрет: А чего ты хотел, Том? Канон закончился…
Волдеморт: АААА! Мама Ро, рассоздай меня обратно!
Пытается прорваться к призраку Роулинг, маячащему в коридоре. Герои фанфика обступают его, не пуская к писательнице. Невилл и Луна, непрестанно целуясь, запихивают призрак Роулинг в сундук и выбрасывают в окно.
Мэри Сью (обнимая Снейпа): Как романтично, правда?
Гермиона (подступая к Волдеморту): Ага! Нашелся отец ребенка! Я знала, знала!
Волдеморт (направляя на себя палочку): Врете, не возьмете! АВАДА КЕДАВРА!
Падает замертво.
Все: Ах! Какой ужас!
Мэри Сью пытается воскресить Волдеморта страстным поцелуем, но ревнивый Снейп оттаскивает ее в сторону и начинает целовать сам. Мэри Сью сдается.
Гермиона (со слезами на глазах): Кошмар! Мой ребенок останется сиротой!
Примеривается как половчее выпрыгнуть в окно.
Рон: Гермиона, а я? Я как же? Я не могу быть отцом ребенка?
Гермиона: Рон, не говори глупостей, это скучно.
Рон: Гермиона, а Пивз? А Кровавый Барон?
Гермиона задумывается, слезает с подоконника.
Гермиона: А это мысль! Такого прейинга еще не было!
Ловит Пивза. Полтергейст злорадно хихикая лапает ее.
Гермиона: Все, решено! Отец ребенка – Пивз! Он не против!
Все: Ура! Победа!
Начинают праздновать.


Введите защитный код, приведенный ниже: