- Размер текста +

Единственное, что он осознавал, было ошеломительное, всепоглощающее чувство бытия. Он жил, он существовал, кто бы он ни был. В какой-то момент ему показалось, что он должен вспомнить нечто чрезвычайно важное, но это мгновение безвозвратно ускользнуло в дымке забвения. Мир вокруг казался необычайно ярким и большим, ослепляя и давя. И даже тишина звучала назойливо, многоголосно и надрывно.
Он почему-то не удивился, когда обнаружил, что в мире существовал не только он один. Что-то двигалось среди мелькающих огней. Или, может быть, это был кто-то? Такой же живой, как он сам. От этой мысли стало страшно – он не управлял миром вокруг, даже не являлся его центром...

Пугающий кто-то приближался. Пространство прорезал крик страха и отчаянья, и он не сразу понял, что эти омерзительные звуки принадлежали ему самому. Но подошедший человек – название неожиданно появилось само – не выразил желания вступить в контакт с себе подобным. Он ведь тоже был человеком, не так ли? Гримаса невольного отвращения отразилась на изможденном лице незнакомца. И тогда ему стало по-настоящему жутко. Он был не нужен никому, один во враждебном мире.

С воплем ужаса он отполз назад, укрывшись в спасительной нише полутемного пространства. И в этот миг появилась еще одна фигура – седого старика с длинной бородой и стеклянными полумесяцами на носу. Эти двое казались знакомыми настолько, что он забыл даже о необходимости спрятаться дальше, глубже в защитный мрак.
Молодой человек поднял голову и, бросив мгновенный, слегка виноватый взгляд в его сторону, поспешно отправился за стариком. Словно вспышка света озарила мир, и перед глазами проявилась картина, он знал, из прошлого, недавнего, но такого недостижимо-далекого. Этот самый мальчишка, худощавый странный человек, группа оживленных зрителей... "Гарри Поттер, мальчик который выжил", – это был его собственный голос, высокий и холодный. И теперь поверженный враг уходил от него опять... 

Но почему не выживший противник вызывал в нем мощную волну гнева, который победил даже страх перед неизвестностью окружающего мира? Старик, благонравного вида маг, претендующий на святость, тоже на миг обернулся. "Том", – всплыл из глубин памяти ненавистный голос... Знакомое имя. Когда-то его звали Том Риддл, так просто и обыденно. Но он был другим, он отличался. И это отличие могло стать благословением, но обернулось проклятием, потому что его подтолкнули на ошибочный путь даже в том мире, который оказался ему родным. Его так искренне обвели вокруг пальца, что он сам с готовностью обманулся. Огненные всполохи, охватившие шкаф в незамысловатой приютской комнатенке, зеленое пламя смертельного проклятия – они были связаны одной причинно-следственной цепочкой. Проклятый старик обрек его на жалкое будущее, в котором ему придется вечно сидеть под грязным сидением на вокзале... 

Том закричал в последний раз, и это был крик обиды и боли.

Нет, он не будет сдаваться, пока он живой, пока находится между мирами, сохраняя в памяти обрывки жизни.

Но кто он?

Том Риддл?

Том Риддл…

Тот ли он Том, что был раньше?

Нет, прежний Том не мог и помыслить о таком унижении. Том из иного мира был чем-то большим, и в то же время совсем иным, чем его отдельная часть. «Целое качественно не равно сумме частей», – очередное едва уловимое воспоминание. Слова профессора зельеварения, похожего на моржа. Часть качественно не равна целому.

Да, он другой. Что-то еще появилось в душе. Словно добавилась новая частица, благодаря беседе старика и мальчишки, надежде первого и цинизму последнего.

Том не понимал, но он чувствовал, что новый опыт и осознание обогащают душу – тот жалкий осколок, что остался от нее. И нужно было просто выжить, чтобы душа постепенно залечилась, затянула кровавые раны. Он выживет.

Том даже смутно не помнил главы из запретной книги, где было красочно описано, как душа вновь обретает целостность после осознания ошибки ее разделения. Он всего лишь являлся несчастным младенцем, у которого любое новое переживание, новый опыт и осмысление обогащали душу. Готовым бороться и выжить. Он выживет.

Том не отслеживал, как где-то в глубине рождалась яркая картина осознания. Словно спящий в нем Лорд уверял его, что все будет хорошо. Конец станет началом. Том начнет все заново, исследуя удивительное междумирье, в котором оказался жалким пленником. Возможно, он встретит тут кого-то еще. И со временем, когда его душа окрепнет настолько, что хватит силы выбрать возвращение назад, он сделает это. И уйдет из жалкого общества лицемеров, трусов и глупцов, которые считают, что для живой души может не быть спасения. Он будет жить своей собственной жизнью, не стремясь никому ничего доказать, не теряя себя в жажде признания. Том Риддл станет свободным.

А сейчас он просто выживет.

 



Введите защитный код, приведенный ниже: