- Размер текста +
Story Notes:
Много новых персонажей. Любые сходства с реальными людьми случайны =). Это еще одно произведение на тему "А что, если бы я попал(а) в...". Попытка проникнуть в любимый мир и посмотреть, каково там. Желаем приятного чтения.
«А я плохо представляю технологию, как Джедаи отслеживали перспективных детей. Разве что, при рождении детей с повышенным содержанием хлорки заносили в специальный pеестp, а потом специальные почтовые дpоиды разносили им по домам письма о том, что они зачислены в лучшую школу джедайства и волшебства 8) ...»Голодный Эвок Грызли

О ваших и наших параллельных мирах

ЧАСТЬ 1. Юность в сапогах

ГЛАВА 1. ПОЕЗД И ПРИБЫТИЕ В ХОГВАРТС.

Айрин Рочестер сидела в теплом купе поезда, который вез ее в Хогвартс. Наконец-то позади остались бесконечные дни беготни по школьным магазинам и различным департаментам, где пришлось улаживать некоторые формальности.

— До чего все это классно! — она смотрела за окно и любовалась английскими пейзажами: в белой дымке тумана тонули высокие холмы, поросшие кустарниками, а в низинах яркими пятнышками краснели черепицы городских домиков. Поезд проезжал мимо многих провинциальных городков, возможно, даже волшебных.

Амели Ансэстер сидела рядом и с задумчивым видом перелистывала учебник по магии. Дверь купе отъехала в сторону, в проеме появился магистр Ордена Джедаев Мэйс Винду.

— Магистр Винду… — девушки синхронно вскочили со своих мест.

— Сидите мисс. Я пришел вот что сказать: эти балахоны, в которых ходят студенты Дамблдора, нам не подойдут. Поэтому я пришел дать вам костюмчики. Оденьте, когда мы будем подъезжать к Хогвартсу.

Он положил на пустое сидение два больших пакета и молча удалился.

— Какой-то он грубый, – заметила Айрин.

— Ну, не знаю…

— Да брось ты, Ами! Ну, скажи мне, только честно, что ты о нем думаешь? Правда, он гадкий?

Подруга скривилась.

— Лысый ершик для унитаза.

Гарри Поттер с упоением рассказывал Рону и Гермионе о своих летних похождениях, а они слушали, разинув рты.

— Вот так вот! – Поттер, закончив свой рассказ, с превеликим удовольствием слопал шоколадную лягушку Грейнджер.

— Класс! Ну ты и герой, - в щелочку купе просунулась рыжая голова Джорджа, а спустя мгновение чуть выше нарисовалась физиономия Фреда. Или наоборот.

— Ага! Особенно тот момент, где ты спасаешь девушку. А она тебя отблагодарила? Ну… ты понял.

— Ну… так, пару раз.

Гермиона неожиданно озверела.

— Гарри! Как ты мог воспользоваться ее слабостью! Это же несправедливо! Вы, мужики, все до одного сволочи!

— Ну да! А вы все стервы и поголовные зануды. Ничем, кроме шмоток и женских романов не интересуетесь.

Грейнджер только открыла рот, чтобы возразить, но Фред ей не дал.

— Джо, а ты еще зубрил не забудь. – а потом добавил, заметив, как сжались кулачки гриффиндорки. - Герми, мы ничего против не имеем, иногда это даже классно, но факт есть факт. И он научно доказан.

Но Грейнджер, видимо, это не сильно подействовало.

— Э, Герми, без рукоприкладства. Тебя же из школы выгонят. Герми! Гарри, да сделай же ты с ней что-нибудь!

Гермиона поднялась и сделала шаг навстречу. Тут Джордж заметил, что Гарри тоже как-то странно обозлился и потянулся за палочкой. И Рон тоже…

— Ой, братик Дред, плохо дело.

В этот самый миг кто-то очень сильно пнул рыжих братьев в спины. И они ввалились в купе, прямо Гермионе под ноги. Та довольно хмыкнула, но все же продолжала направлять свою палочку на двери. Фред оглянулся, и в его голове прояснилось.

— О! Малфой! Как же мы рады тебя видеть. – рука сама собой потянулась в карман за волшебной палочкой.

— Да, первое сентября без Малфоя – год насмарку. Народная примета такая. – Джордж, попутно наступив брату на пальцы, умудрился подняться на ноги. – Что, шалим, парниша? Заигрываем?

Слизеринец, окруженный своей извечной свитой, презрительно фыркнул.

— С кем? Неужели с тобой, Уизли? Не хочу марать руки.

— Тебе бы стоило обновить репертуар, Малфой. – Гарри, как самый смелый, приблизился к блондину вплотную.

— Тебе тоже, Поттер.

— Я над этим работаю. – Гриффиндорец скрипнул зубами. Его палочка была направлена прямо в грудь Драко.

— Желаю успехов.

Соперники мерили друг друга презрительными взглядами еще с полминуты, когда нервы Джорджа не выдержали.

— Ну что вы стоите?! Когда же морды будем бить?! – и, тяжело вздохнув, решил начать потасовку первым.

Рочестер и ее подруга решили пройтись по вагонам и поглазеть на публику. Забить, что она будет видеть эти лица целый учебный год, ожидавший их впереди, Айрин хотела увидеть… найти… Неожиданно из соседнего купе, еле разминувшись с девушкой, выскочил легкий на помине Драко Малфой и унесся прочь. Она замерла на секунду, не зная, чего ожидать, но надменный блондин, казалось, даже не обратил на нее внимания. Амели пробормотала что-то о правилах хорошего тона и поспешила отворить дверь купе рядом, из-за которой доносились стоны.

Внутри было полно народу: легендарный Гарри Поттер, трое рыжих парней и непропорционально сложенная девчонка. Они что есть мочи пинали громилу, распростертого на полу. Возле самих ног Рочестер, громко квакая, пропрыгала лягушка с очень грустными глазами.

Ансэстер замерла, явно заинтригованная происходящим.

— Лучше не вмешиваться, - благоразумно заметила Айрин, и уже хотела уйти подальше от места разборок, но неожиданно ощутила, как кто-то грубо тряхнул ее за рукав. Айрин оглянулась, и в следующее мгновение в ее глазах отразилась нескрываемая злоба, а лицо побагровело.

— Виктория Рочестер! – взвизгнула Айрин. – Какое счастье видеть тебя здесь!

— Я тоже рада, сестренка, – невозмутимо отозвалась Виктория.

— И давно ты в Хогвартс-экспрессе катаешься?

— С первого курса.

— И на каком же ты факультете? Галстучек зеленый, значит – в Слизерине, - Виктория равнодушно кивнула. Очень мило, – продолжала Айрин, скрипя зубами от досады. – У вас там все такие идиоты?

— Ты просто завидуешь, – Виктория Рочестер, казалось, чувствовала себя превосходно, одной улыбкой выводя сестру из себя. – Если кто идиотка, так это ты, миленькая маленькая злючка. Кому не прислали сову, когда нам было по 11? То-то же! Кровь отхлынула от лица Айрин при этих словах:

— Мне противно даже думать, что мы родственники, Виктория. Проваливай с дороги, пока я не пустила в ход руки.

— Хамишь?! – По-прежнему улыбаясь, слизеринка отступила в сторону, пропуская обозлившуюся сестру, пулей пролетевшую по поезду к своему купе, где смогла выместить злость на пакетах с одеждой.

Айрин до сих пор не могла поверить, что произошедшее с ней не сон. Дело было так. Однажды утром, когда она со своей подругой Амели планировала еще один летний день, в дверь позвонили. Когда Айрин открыла, на пороге было пусто…

— День добрый. В падаваны не желаете записаться, хм? – Донесся кряхтящий голосок откуда-то снизу. Его обладатель разве что в страшном сне мог присниться: маленькое ушастое существо, - гибрид эльфа с садовым гномом.

— Ами, слушай, мы тут часом абсент не пили? – Спросила Айрин у недр квартиры, отвернувшись от странного гостя.

— Нет, - ответили недра голосом Ансэстер. – А почему ты спрашиваешь?

— А у меня тут мультики, - ответила Рочестер, радостно улыбаясь «гибриду». – Зеленые.

— Я не мультик, - оскорбился пришелец. – А магистр Йода.

Айрин посмотрела на коротышку с сомнением, поискала бровями мозги, почесала в затылке, как если бы решала трудную задачу…

— Ами, он еще и говорящий, - произнесла наконец. – Сказался одним из элементов таблицы Менделеева. Это явно к тебе…

Всю следующую неделю Айрин заправлялась валерианой, а Амели моталась повсюду, как свободный электрон и орала, что было мочи: «Молитесь, ситхи, я стану Джедаем!». Вечерком третьего дня подкатила остальная толпа блатных и нищих: Мэйс Винду, несколько Авроров и профессор Макгонагалл собственной персоной. На радостях Амели ситезировала валокордин из каких-то волокон.

Вердикт был однозначен, и со стороны родителей обжалованью не подлежал - девчонки отправлялись в Хогвартс.

…Под аккомпанемент этих воспоминаний поезд медленно затормозил на станции Хогсмит. Айрин вытерла навернувшиеся, было, слезы. В новую жизнь подруги въехали в каретах без лошадей.

ГЛАВА 2. ПЯТЫЙ ЭЛЕМЕНТ.

Они ужасно волновалась, - коленки у обоих подкашивались, руки тряслись, в горле пересохло в предвкушении хорошей попойки. Но для этого необходимо было попасть в Гриффиндор!

Айрин еще не успела начать паниковать по-настоящему: появился Винду, держа в руках длинный список. Он обратился к толпе.

— Когда я назову вашу фамилию, подойдите ко мне, – Винду прошелся взглядом по головам. – Кто из вас Энсестер? Она должна идти первой.

Амели стояла в первом ряду прямо под носом у Джедая.

— Магистр Винду, там написано АНСЕСТЕР, если Вы внимательно смотрели по списку!!!

— Грубиянка! – Мэйс Винду смерил девчонку очень недовольным взглядом.

— Добро пожаловать в мой клуб! – Айрин прыснула.

— Проблемы, Рочестер? – Винду взглядом приструнил распоясавшуюся падаванку.

— Нет, сэр.

— То-то! Вам предстоит торжественная церемония посвящения. Сосредоточьтесь. Это касается всех.

Магистр прошел вперед, открывая высокие двери Зала, и на учеников хлынул поток яркого света.

— Падаваны, прошу, - Винду сделал пригласительный жест рукой. Вслед за магистром Джедаем двинулась стройная колонна подростков.

— А Винду случайно не родственник этому, сальноволосому? – Шепнула Айрин подруге. Стремясь усыпить свое волнение, они принялась рассматривать преподавательский состав. - Смотри как похож! Замашки гестаповские точь-в-точь. Как считаешь?

— ОЙ!!! - Амели, стоявшая рядом, вдруг сильно сжала руку подруги.

— Больно, пусти. – Ансэстер пустила. – Че ты там такого увидела? – Айрин проследила взгляд Ами и не сдержала улыбки:

— Люк Скайуокер, хорошенький, падла. Больная тема падаванок. И чем они только думают, позволяя таким цацам читать материал?! Преподавание и сексапильность несовместимы! – Проскандировала Айрин вполголоса лозунг, изобретенный на скорую ногу. На последнюю Амели тут же ей и наступила, не сводя со Скайуокера огромных, как сливы, глаз.

— Ну все, подруга, ты влипла, - лениво констатировала Айрин.

И в этот момент Винду запросил тишины.

— Перед вами ученики Досентванта – нового факультета Хогвартса! – Объявил он.

Зал притих, прежде чем взорваться одним и тем же вопросом, повторенным на все лады «Пятый факультет?!».

Подруги ринулись собирать зубы с пола. Не успели они опомнится, как чернокожий назвал фамилию Ами:

— Ансэстер Амели, 6 курс!!!

На ту, видимо, ступор навалил. Она бы так и не сдвинулась с места, если бы Рочестер не подтолкнула ее к трибуне. Амели выползла на средину, ставая рядом с Винду.

— О! - Айрин сразу все поняла. - Это – световой меч! Такой же, как и у Джедаев. ОБАЛДЕТЬ!!!

Амели нервно облизала губы. А Винду, словно нарочно, очень медленно и так же торжественно вложил в ее одеревеневшие руки заветную рукоятку. Но, стоило пальцам сомкнуться, как Ами буквально выдрала свой «трофей» из лап магистра.

«Ну вот, дорвалась, - подумала Айрин. - Сейчас начнется».

И началось. Из рукояти со свистом вырвался клинок серебристого света, почти прозрачный. Зал восхищенно охнул, а потом замер в такой глубокой тишине, что Рочестер могла слышать, как тихонько гудит луч света. Когда Амели проводила им, она буквально чувствовала, как лезвие рассекает воздух.

Ансэстер с выражением триумфа повернулась к Залу и отсалютовала всем присутствующим серебристым светом лезвия, затем перетекла в стойку и выплела клинком в воздухе причудливый узор. Плавно, красиво, непринужденно. Так, словно делала это всю жизнь.

«Понятное дело, - хмыкнула гордая Рочестер. - Это ж меня она использовала как грушу во время своих занятий!»

Клинок погас. Поклон… Долгие секунды ожидания…

Кто-то захлопал в ладоши, нарушая гробовую тишину Большого Зала. Это была, конечно же, Рочестер, которой вторил профессор Дамблдор.

— Кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку? – Айрин подмигнула подруге чуть не бегом преодолевшей расстояние до стола своего факультета, который еще пустовал.

Рочестер повезло меньше, - ее фамилия стояла далеко не в начале списка, - но через некоторое время она имела возможность присоединиться к другим за столом Досентванта. Впрочем, на однокашников Айрин старалась не смотреть, так как чувствовала, что краснеет.

— Просто супер! – поддержала подругу Амели, повертела ее меч в руках, лишний раз поражаясь простоте и изящности оружия. Конец эфеса цепочкой окружал узор: по кругу имя обладателя, а каждая буква декорирована орнаментом из неизвестных растений.

— Смотри-ка, именные, - присвистнула Айрин, обнаружив особенность.

— «Рочестер» смотрится лучше, чем «Ансэстер», - заметила Ами.

— Глупости! – Фыркнула Айрин. Она терпеть не могла, когда подруга себя с ней сравнивала, но в тот момент была слишком взволнована, чтобы занудствовать на сей счет. - Я все еще не могу поверить, что это не сон, ущипни меня!

— Это не сон, – заверила Амели, с удовольствием исполнив просьбу. – Добро пожаловать в реальность!!!

— Извращенка! – Напустилась на нее Айрин, потирая покрасневшую кожу на месте щипка. – Только «Матрицы» нам десь не хватало! «Перезагрузки».

— «Матрица» уже была, - примирительно заметила Ами, наколдовывая подруге лед при помощи волшебной палочки, полученной вместе с мечом.

Переглянувшись, девушки рассмеялись.

Дело было в том, что одна очень нервная девица с пятого курса, активируя меч, чуть не проткнула им магистра Винду. От этой катастрофы его спасла только джедайская реакция. И уклонялся он не хуже Нео из культового фильма братьев Вачовски. Так что не обошлось без эксцессов.

Кип Даррон, темные деяния которого еще увидит Галактика, был зачислен на четвертый курс. К шестому курсу присоединились великий писака Тимоти Зан, Бракисс – высокий блондин с грустными голубыми глазами, Крей Мингла – великая модница синей Галлактики, Никос Марр и Кам Солусар.

Айрин искоса посмотрела на парня, который оживленно болтал с Ансэстер до ее прихода, - длинные каштановые волосы, глаза цвета кофе, смуглая кожа, улыба голливудской звезды…

— Ами, ты нас не представишь?

— Залий Ассант, - произнес красавчик медовым голоском прежде, чем Амели успела рот открыть. - Очень приятно познакомиться, Айрин.

Рочестер индифферентно пожала плечами: подумаешь, имя услышал.

— Разве он не хорош? – Кокетливо осведомилась Ансэстер.

— О, вижу, сезон охоты открыт, - подмигнула Айрин. – Будь осторожна, подруга. Красавчики зачастую оказываются мерзавцами. Залий! – Наигранно восхитилась она. – Да Вы покраснели! Еще не все потеряно!

—…Тионна, 6 курс, – к Винду подошла удивительной красоты девушка.

Когда последних учеников распределили, и список в руках магистра коснулся пола, Айрин довольно облизалась, но не тут-то было…

Вперед прошла пожилая строгая дама, одетая во все клетчатое, - профессор Макгонагалл, как позже выяснилось. За ней из бокового входа в Большой Зал потянулись первокурсники. Амели чуть не взвыла от отчаяния, осознав, что ужин они увидят нескоро.

Прошло около получаса, прежде чем Дамблдор встал со своего места, приготовившись толкать речь.

— Приветствую вас, студенты Хогвартса! – Дамблдор выдержал паузу. Ученики в Зале громко захлопали. – Особенно учеников нашего нового факультета – Досентванта. Это событие имеет огромное значение, не потому что столь значительных изменений в Хогвартсе не происходило со времен его основания, а потому что изменения эти направлены на консолидацию сил добра в борьбе со злом. Новый факультет открыт для тех, кто владеет Великой Силой, чье сердце самоотверженно и стремится к мировой гармонии, для тех, кто вынослив и вдумчив, кто готов принять ношу служения другим народам во имя равенства, братства и справедливости. Произошли и другие изменения в организации учебного процесса. У учеников всех факультетов есть возможность изучать новые дисциплины: фехтование, историю и лингвистику Галактики. Для студентов Досентванта в расписании будут предусмотрены факультативы для развития их способностей к Силе, теоретические и практические. Я рад приветствовать новых преподавателей. Магистра Винду – главу ордена Джедаев, декана факультета Досентвант и преподавателя теории Силы, - Винду поклонился слегка. – Почтенного магистра Йоду, преподаватель истории Галактики. – Магистр поприветствовал студентов трехпалой лапкой, взгромоздившись на стул. – Люка Скайуокера, Рыцаря Джедай, преподавателя фехтования и практической Силы, - Скайуокер также сделал легкий поклон.

Айрин поймала себя на том, что просто млела, глядя на Люка.

— У него пластика кошки, - заметила она, обернувшись к очарованной Ами.

Дамблдор продолжал:

— …Так как профессор Амбридж отказалась преподавать защиту от темных искусств, в этом году по традиции у нас новый учитель. Профессор Мадо де Нуар, – поднялась красивая женщина. У нее были блестящие черные волосы, такие же темные глаза и резко контрастировавшая белая кожа. Рочестер сглотнула: не похоже было, чтобы эта величественная особа отличалась мягкостью нрава.

— В заключении я хотел бы еще раз подчеркнуть, что пребывание джедаев на территории магической Англии носит дружественный характер. Мы стоим на пороге великих перемен: Темный Лорд возродился. Многие волшебники покорились его воле. Многие погибли. Магический мир объединился с джедаями перед лицом общей опасности. Только вместе мы сумеем противостоять силам Тьмы. Я лично почту за честь сотрудничество с магистрами, - Дамблдор кивнул Йоде и Винду, которые возвратили ему любезность. – Прошу отнестись к нашим гостям с должным уважением. Ученики Досентванта отныне становятся членами единой семьи – семьи Хогвартса! - Директор взмахнул волшебной палочкой, и на гербе Хогвартса появилась новая эмблема: саламандра Досентванта. Дамблдор поднял свою палочку, призывая к молчанию, и шум смолк. На очках Дамблдора мигнул свет, предавая лицу старого волшебника веселое выражение. - Возможно, с появлением Досентванта остальные факультеты зароют топор войны, кто знает?! – Директор покинул трибуну под нескончаемые овации.

Студенты притихли в ожидании, забрасывая деканов голодными взглядами, полными мольбы. Перехватив парочку таких, Дамблдор смутился:

— Вот старый идиот, совсем забыл. Да начнется пир!

В тот же миг столы прогнулись от обилия блюд. Юные падаванки едва не подпевали своим желудкам, урчавшим от голода. Амели пообещала себе съесть всего понемногу. Айрин со своим обменом веществ про диету никогда и не думала, поэтому в еде себя не ограничивала. Когда стук вилок немного утих, среди студентов начались разговоры. Сначала вяленько, как у малознакомых людей, затем оживленней. К концу ужина они так разговорились, что даже забыли про сладкое. Усталость пришла как обычно, никого не спрашивая. Никос зевнул.

— Пора и баиньки, что ли? – предложил он. Большинство студентов были с ним солидарны.

— Что ж, - произнес Дамблдор. Возможно, он умел читать по губам. - Если вы не хотите уснуть в своих десертах, отправляйтесь в свои постели, берите пример с меня, – Дамблдор улыбнулся. – Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, – согласилась Айрин, окидывая хмурым взглядом свою полупустую тарелку. – Ох и наелась же я! – Помедлив, девушка отправила в рот кусочек вишневого пирога. – Ну не могу я думать о Вселенском зле на голодный желудок, - Рочестер поморщилась. – Изжога.

ГЛАВА 3. СУСАНИН «Мама, вот опять моя булочка…» - из х/ф «Трое в лодке не считая собаки».

Если Ами и собиралась как-то прокомментировать ситуацию, ей помешал громоподобный глас декана.

— Досентвант! Подойдите ко мне, - окликнул Винду. - Быстрее, что вы словно сонные мухи?! Я проведу вас. Запоминайте дорогу.

Студенты медленно потянулись к Винду. Он направился к высоким створчатым дверям, которые выводили в просторный холл с каменным полом.

— И не ломать строй! Джедаи-оборванцы, я вас научу дисциплине.

Айрин решила не думать на ночь, насколько серьезными являются угрозы магистра, окончательно укрепившись в неприязни на его счет. Гриффиндорцы-первокурсники, вышагивавшие впереди, явно заслуживали ее внимания больше темнокожего грубияна. Некоторое время обе группы двигались сообща, но, когда гриффиндорцы остановились у портрета Полной Дамы, Винду обошел их и двинулся выше.

Рочестер сильно удивило, что никто из студентов еще не взвыл от усталости: ее собственные мышцы на ногах уже безумно ныли и напрочь отказывались двигаться.

— Надо бы Дамблдору сделать еще пару нововведений: турболифт и электричество, - шепнула Амели.

Винду остановился. Дальше дороги не было. В небольшом углу висело только пару зеркал.

— Замечательно! Этот ситхов Джедай все это время вел нас в тупик! – Проворчал Залий.

— В МЯСОРУБКУ ЕГО!!! – Подхватила радостно Айрин.

Ами шикнула на нее. Винду повернулся к своим подопечным и свел брови на переносице:

— А теперь, падаваны, запоминайте, пока я жив…

— Никогда не ходите за гриффиндорцами, - шепнула Амели соседям.

— И это тоже, - ухмыляясь, магистр просунул руку меж двух зеркал и раздвинул их, словно штору! Студенты изумленно заохали и ручейком потекли за деканом.

И оказались в зеркальном зале с множеством ходов и граней, как будто высеченном внутри огромного кристалла.

— Отыскать верный путь под силу только настоящему Джедаю. – Продолжал экскурсию Винду. – Как в теории, так и на практике, - магистр задумчиво пожевал губу и у Ами создалось впечатление, что он отнюдь не дорогу к факультетской гостиной имеет в виду. - Следуйте за мной и старайтесь запомнить.

У Айрин засосало под ложечкой: либо она переела, либо же у нее рождалось дурное предчувствие, - одно и двух. Через десять минут у нее началась мигрень, так как ей надоело рассматривать свое отражение в сотнях кривых зеркал, которые были повсюду: на стенах, на потолке и даже на полу. Винду вел их по нескончаемым переходам с видом, что все, мол, у них в порядке, но по истечении еще получаса студенты начали выражать свое недовольство в открытую.

— Такс-с-с… - задумчиво проговорил Винду, остановившись. – Мы, кажется, заблудились.

Тяжело вздохнув, словно навеки расставаясь со своим оружием, декан положил на пол свой меч, как ориентир, затем блуждания продолжились. Они повернули налево, прошли немного прямо, затем снова налево, потом направо, потом… они снова оказались рядом с мечом магистра.

Айрин хрюкнула, стараясь, чтобы ее не услышали. Остальным участникам процессии чувства юмора явно недоставало.

— Эй, Вы, стадо баранов! – Попыталась «поднять» Айрин боевой дух. - Что скисли?

Тионна, как и подобает привлекательной девушке в критической жизненной ситуации тихонько заплакала. Айрин схватилась за голову, своим рычанием перекрывая хлюпающий звук.

— Оставить панику, - Мэйс Винду повернулся к студентам. Его лицо было спокойным, но в глазах было что-то Джедаю совсем не свойственное. Скорее ситху.

— Точно, - сказала Айрин, эффектно приложившись головой о зеркальный пол. – Все сходится. Пройти может только настоящий Джедай. Винду не настоящий!

— Это я ненастоящий?! – Оскорбился Винду, бледнея от смертельной обиды.

— Ага, он белый, - вскричала Айрин, театрально заламывая руки с целью неожиданно активировать меч. – Как же я раньше не догадалась?! Покемоны… Тьфу! Падаваны! В атаку! В живых останется только один!

— Это из другой оперы, - охладил ее пыл спокойный голос Ами, донесшийся откуда-то из-под ног. – Не надо все валить в одну кучу.

Ансэстер сидела на полу, сосредоточенно глядя перед собой.

— Ты что там делаешь? Йоду изображаешь?

— А тебе не больно было? – Осведомилась Ами в ответ, постучав кулачком в зеркальную гладь.

Как ни странно, ей ответили. Как гриб после дождя, из пола вырос призрак наподобие тех, которых падаванам довелось повидать в Большом зале. Айрин присвистнула:

— Ребят, да мы здесь не одни!

А про себя подумала: «Наверное, это один из тех, кто так и не вышел из лабиринта. Жуть!»

— Оба, one! – Воскликнул Залий, будучи англичанином в отличие от большинства однокашников.

— Оби-Ван! – Поправила Амели, молитвенно сложив руки.

— Оби-Ван! – Простонал Джедай, обороняясь, так как парочки смельчаков атаковали его. - Кеноби, да пребудет в нас Великая Сила! - почему ты не утопил этого засранца, когда он был младенцем?

— Ты говоришь о Люке, Винду? Как я мог его утопить, если на Татуине нет ни единой лужи?!

— Придумал бы что-нибудь! Разве я просил о многом, когда поручил этой выскочке сделать в общежитии перестановку?!

— Помогите нам, Оби-Ван Кеноби, Вы - наша единственная надежда, - встряла Амели.

Старик Бен улыбнулся кроткой улыбкой. Юная падаванка напомнила ему Лею. На некоторое время установилась тишина – Бен думал, а может, вспоминал…

Наконец призрак поплыл по коридору. За ним чуть ли не вприпрыжку двинулись совершенно обалдевшие студенты.

И вот свершилось – они попали в гостиную своего факультета!

В полумраке, нарушаемом лишь теплым пламенем камина, тонули уютные кресла и письменные столы. Коричневые тона успокаивали, и скоро у всех без исключения досентванцев возникло ощущение, что, поступив в школу в этом году, они неожиданно для самих себя обзавелись домом.

Головы кружил тонкий аромат роз: высокий камин в знак молчания был сплошь увит колючими ветками.

— Судя по всему Скайуокер не только красив, но и оригинален, - заметила Айрин.

— И не говори, - Ами печально вдохнула. – Сплошная головная боль с этими воплощенными идеалами.

Привидение все еще стояло перед ними, терпеливо ожидая, когда же падаваны наглазеются вдоволь.

— Правила вы знаете, - ворчал тем временем Винду. - Девочки – налево, мальчики направо. Постарайтесь не перепутать.

За очередной перераспределительной суматохой незаметно исчез Оби-Ван. Впрочем, Ами умудрилась помахать ему на прощание. Она уснула, как и подобало джедаю, едва ее голова коснулась подушки, а Рочестер еще долго путалась в скомканных простынях, умоляя свою дремоту о пощаде. Сначала Айрин нервно теребила кончик подушки, потом принялась считать тех баранов, которых встретила за день. Словом, напрасно она облегченно вздыхала, добравшись наконец до постели: поспать ей была не судьба.

ГЛАВА 4. ЛУЧШИЕ КАНИКУЛЫ ПОТТЕРА.

Гарри Поттер проснулся рано, когда все остальные ребята еще спали, но не спешил вставать, а решил провести оставшееся до завтрака время, пережевывая летние воспоминания. Еще ни одно лето в его жизни не было столь счастливым. Не найдется слов, чтобы описать все пережитое им за последние месяцы.

В первых числах июля Гарри пришла сова из Хогвартса. С этого все началось. Птица принесла ему результаты СОВ, и о счастье! Он тогда еще долго изучал послание вдоль и поперек, но лишь убедился, что со зрением все в порядке. В смысле очки его не подводили. Однако Поттер понимал: то, что ему привиделось на пергаменте, правдой быть никак не могло.

В конце концов, Гарри решился на крайние меры: он тихо, чтобы не наткнуться на Большого Дада, спустился вниз по лестнице, успешно преодолел расстояние до кухни и отворил дверь:

— Э… тетя?

Грохот сковороды был ему ответом. Петуния Дурсль оторвалась от приготовления обеда и взглянула на племянника.

— Чего тебе? – Довольно резко спросила она. Но Поттера оказалось не так-то легко смутить. За годы, проведенные в обществе родственников, Гарри успел привыкнуть к наплевательскому отношению.

— Тетя Петунья, не могли бы вы прочитать вот ЭТО? – Гарри ткнул пальцем в строчку, в которой сомневался.

Петуния выхватила у мальчишки листок пергамента:

— Зельеварение - произнесла она шепотом название странного предмета, и уже нормальным тоном озвучила оценку «отлично», что правда, скорчив при этом такую рожу, словно ей под нос сунули вонючие носки дяди Вернона.

Гарри рухнул на стул и обреченно посмотрел на тетю. Петунья, увидев резко поникшего Гарри, решила по-своему похвалить его (так, чтобы сам он об этом не догадался).

— Не знаю, как уж там У ВАС, но У НАС «отлично» - это очень хорошая оценка.

Гарри рассеянно кивнул в ответ.

— Ага, у нас тоже.

Тетя немного замялась и еще раз взглянула на листок.

— Ну, тогда я совсем не понимаю, почему у тебя такой кислый вид. Оценки у тебя вполне пристойные… как для ТАКОЙ школы.

Поттер ничего ей не ответил, а только молча забрал у тети, судя по всему, липовый документ и собрался, было, обратно в свою комнату, но миссис Дурсль окликнула его на пороге:

— У тебя что, ухудшилось зрение?

— Я об этом уже подумал. Вроде, нет, а что?

— Зачем же ты подсунул мне свои оценки? Неужели думал, что я буду ТАКИМ гордиться?!

Гарри не стал уточнять, что подразумевалось под «таким», - оценки или он сам, - а просто молча ушел прочь: «Больно надо, чтоб Вы мною гордились»!

Сложившейся ситуации существовало только одно разумное объяснение: над Гарри попросту прикололись. Кто?! Только Малфой способен на подобную жестокость со своим чувством юмора, плоским, как грудная клетка мисс Слизерин.

Скорей бы каникулы кончились, думал Гарри. Когда это случится, он отловит Малфоя и поквитается с ним. А еще конец каникул означал встречу с Роном и Гермионой. Со смертью Сириуса у Гарри не осталось родных. Только друзья. Жестокая судьба, казалось, подарила ему крестного затем лишь, чтобы вновь отобрать его навсегда.

Чувствуя себя одиноким, брошенным и покинутым, злясь на себя за это, Гарри вновь уткнулся в пергамент. К остальным оценкам он отнесся более доверительно. По трансфигурации стояла «хорошо», добытая в неравном бою с Буклей, упрямо не желавшей становиться уменьшенной копией Венеры Милосской. Аналогично обстояли дела с заклинаниями. По гербологии было «отлично». Заслуженая «отлично» по защите от темных искусств довершала картину. Но вот «отлично» по зельям…

Гарри стало смешно, когда он представил себе бурое в белых пятнах, - чем не мухомор? - от злости лицо профессора Снейпа: «Возомнили себя отличником, Поттер»?!

«Но что же, все-таки, означает ЭТА хрень?» - отсмеявшись, гриффиндорец подпер руками тяжелую голову и тупо уставился в пол. Прошло пару минут, прежде чем он обратил внимание на клочок, желтевший неподалеку.

«Должно быть, выпало из письма», - догадался Гарри.

Не считая подписи, записка состояла из одной строчки:

«Гарри, ночью в окне появятся гости. Тебя ожидает маленький сюрприз.Альбус Дамблдор».

«Маленьким» сюрпризом оказался Северус Снейп. При виде донельзя растерянного Гарри зельевар презрительно хмыкнул:

— Удивлены, Поттер?

— Просто до сих пор в шоке после «отлично» по зельеварению. Вы, я вижу, бьете свои же рекорды, не останавливаясь на достигнутом.

— Пойдемте, - Снейп улыбнулся (?!).

«Люди не перестают меня удивлять», - буркнул Гарри.

На площади Гриммо поджидала Тонкс, надо думать, в качестве очередной неожиданности. Гарри вяло кивнул ей: его недельный запас изумлений, а то и месячный, поисчерпался.

Дом Блэков, как и следовало ожидать, встретил их запустением. Троица проскользнула в темный коридор. В уши сразу же врезался истерический смех миссис Блэк. «Обычно она вопила вошедшим разные гадости, - вспомнил Гарри. – Со смертью единственного наследника сменился репертуар?!»

— Гарри, поди сюда, – позвала Тонкс, стоя у входа в кухню, где обычно проходили заседания Ордена Феникса.

Парень послушался, и Тонкс отворила двери…

— Привет, Гарри, – сказал тихий голос, который принадлежал…

— С-сириус?..

Гарри растерянно оглянулся на Тонкс: «Быть такого не может! Что еще за неуместные глупые шутки?!»

Ответом ему послужил яркий свет, неожиданно заполнивший комнату.

Прямо перед Гарри стоял его умерший крестный, и в этом уже не могло быть сомнений. Но сердце Гарри, казалось, все еще боялось, что это лишь видение, которого довольно коснуться, чтобы оно обратилось в пепел в мгновение ока. Тем временем Блэк улыбнулся, прогоняя сомнения, что все происходит на самом деле.

Поттер хотел броситься на шею к крестному, но его ноги словно приросли к полу. Гарри чувствовал, что может сейчас расплакаться, как девчонка.

За кухонным столом сидели остальные члены Ордена: Дамблдор, Минерва Макгонагалл, семейство Уизли и прочие. Кое-кто улыбался Гарри. Сзади его подтолкнула Тонкс:

— Ну же, Гарри, присядь, – парень неуверенно опустился на предложенный ему стул, неотрывно следя за Сириусом.

Крестный тоже наблюдал за Гарри и как-то хитро улыбался, а потом спросил его будничным тоном:

— Как твои экзамены, Гарри?

Вместо ответа крестник достал из кармана немного помятый пергамент и передал его Сириусу: говорить он был явно не в состоянии. Блэк пробежал глазами документ, затем вопросительно посмотрел на Снейпа, потом - на Дамблдора. Гарри понял, что крестный не меньше его самого озадачен «отлично» по зельеварению. Снейп, однако, не выглядел возмущенным:

— Нечего смотреть на меня таким тупым взглядом! Будь моя воля, у мистера Поттера была бы та оценка, которую он заслуживает. Но, к моему великому сожалению, экзаменаторы знают мальчишку хуже меня.

Тут до Гарри дошло. Как же он сразу не догадался! Его работу не обязательно проверял злобный Снейп: школа кишела экзаменаторами.

— Северус, - строго сказал Дамблдор. – Возможно, Гарри на самом деле был блестяще подготовлен к экзамену, вам не кажется?

— Нет, не кажется, – продолжал зельевар холодно. – Мистер Поттер не в состоянии даже правильно переписать с доски список ингредиентов, что уж там говорить о приготовлении зелья!

— Ну не все же, как ты, любят разговаривать с пробирками, – съязвил Сириус.

Заглатив наживку, Снейп смерил его негодующим взглядом. Исходя из багровой окраски лица, отповедь зельевара обещала быть уничижительной.

— Ну что ж, Гарри, - вовремя вмешался великий маг современности. - Я поздравляю тебя с успешной сдачей экзаменов. Однако голод не тетка…

Миссис Уизли сорвалась с места, как по тревоге. Через минуту кухонный стол уже прогибался под грузом всевозможных кушаний…

Голодный Гарри, который все еще лежал в удобной постели гриффиндорской башни, облизнулся. Это был незабываемый вечер, когда Гарри узнал, что крестный чудом остался жив. Казалось, ничто не могло сделать его более счастливым. В воспоминаниях Поттера пронеслись слова Блэка:

«Гарри, - Сириус оторвался от чая и как бы между прочим заметил. – Меня оправдали. Посмертно… Не отрекаться же теперь министерству от собственных слов».

Гарри, казалось, вот-вот обезумеет от обилия хороших вестей, - теперь Сириус был по-настоящему ЖИВ, а не просто существовал, был СВОБОДЕН, - но ему предстояло еще кое-что узнать…

После ужина Гарри и Сириус остались вдвоем. Гарри нервничал, меряя кухню шагами. Потом он наконец сел рядом с крестным и решился спросить:

— Как?..

— Как я остался в живых? – Переспросил Блэк, обнажив свои зубы в оскале.

Гарри кивнул. Сириус неопределенно пожал плечами.

— Пускай это будет моей маленькой тайной, – ушел от ответа.

Гарри был не совсем доволен таким поворотом событий, но спорить не стал. Наверное, стоило поговорить на какую-нибудь нейтральную тему, но, черт возьми, неужели они будут обсуждать сегодняшнюю погоду?!

— Гарри, директор Дамблдор мне сегодня сказал, что нет ничего плохого в том, чтобы ты теперь жил со мной на площади Гриммо.

Сердце Гарри остановилось, а потом вдруг забилось отчаянно быстро, готовое в любой момент выпрыгнуть из груди: «Неужели свершилось?! О, Мерлин, что может быть лучше, чем провести лето с Сириусом?!!»

— Здорово!!! – Не выдержал Гарри. Он выглядел, как идиот, сбежавший из спецотделения больницы св. Мунго.

— О своих вещах можешь не волноваться, их заберут. – Сириус глянул на часы. – О, уже поздно. Маленьким мальчикам самое время ложиться в постель.

Гарри обвел комнату взглядом в притворном недоумении:

— Это кто же здесь маленький мальчик, не ты ли?! Я пять раз победил Волдеморта!

— Ну а я смог остаться в живых в Азкабане и сума не сошел. Спорить будем?

Гарри отрицательно покачал головой, понимая, что уснуть ему вряд ли удастся: это на самом деле было самое счастливое лето.

 

ГЛАВА 5. СВЕРИМ ЧАСЫ ИЛИ ЗАПАХЛО ЛЯМУРОМ.

А сколько полезных советов получил Гарри от Сириуса! Летом они часто засиживались допоздна, и крестный делился с Гарри секретами заигрывания с девчонками. Поттеру было очень интересно. Оказывается, он многого о них не знал. Гарри очень хотелось испытать теорию на практике, например, встречаться с девушкой, и не одной. Так, как это делал в свое время Сириус.

Все, решено! Сегодня же он поищет какую-нибудь хорошенькую старшекурсницу и предложит ей встречаться. Гарри перевернулся на другой бок и тут же услышал, как тихонько кашлянул Рон Уизли, который, судя по всему, тоже не спал.

— Эй, Гарри, не спится?

Поттер отдернул полог и увидел друга, в странной позе, похожей на «лотос», сидевшего на кровати.

— Доброе утро, Рон. – Гарри натянул на нос свои фирменные окуляры. – Ты что, медитируешь?

— Не-а, просто… думаю, - Рон покраснел.

— А-а… - задумчиво протянул Гарри. – Я тут тоже... А ты о чем?

Рон покраснел еще больше, а потом резко побледнел и стал, казалось, белей простыней. Он нервно оглянулся по сторонам, убеждаясь, что кроме Гарри его никто не слышит, потом пересек на цыпочках спальню и зашептал другу в самое ухо:

— Понимаешь, Гарри, тут такое дело… - Рон заламывал руки и никак не мог заставить себя вымолвить слово. – Ну… я не знаю, как предложить Гермионе встречаться.

«Так-с, Герми отпадает», - подумал Поттер. Он не исключал возможности повстречаться с Грейнджер при случае. Гарри пожал плечами, встал с кровати и напялил на себя халат. - Даже не знаю, - Гарри сладко потянулся, окончательно расставаясь со сном и решительно намереваясь отправиться в душ (впервые за всю прошедшую неделю). После душа он сделал на голове художественный беспорядок, как любил делать Джеймс Поттер со слов Сириуса. Закончив утренний туалет, Гарри Поттер вгляделся в отражение в зеркале и остался им очень доволен, лелея первые симптомы назревающего нарциссизма.

Парни спустились в гостиную Гриффиндора, а оттуда уже вместе с Грейнджер отправились в Большой Зал, на завтрак. Гарри впервые в жизни заметил, как в Хогвартсе много девчонок! Блондинки, шатенки, брюнетки, голубоглазые, кокетливые, длинноногие – от такого разнообразия у Гарри запотели стекла очков. Он попал в «Сладкое королевство»! Правда, на то, чтобы понять это, ушло пять лет…

Конечно, было бы проще встречаться с кем-то из Гриффиндора, но Гарри не нашел ни одной подходящей кандидатуры: Гермиону уже забил Рон, а Лаванда Браун и Парвати Патил были всего лишь симпатичными дурочками, которые верили прорицаниям в исполнении профессора Трелони. Джинни Уизли в расчет не бралась.

Гарри мельком взглянул на стол Хаффлпаффа, но вовремя вспомнил, что там учатся еще большие идиотки. Оставались еще Слизерин (НИ ЗА ЧТО!) и Ревенкло, где учились одни зазнайки. Гарри скис, но сейчас же воспрянул всеми частями тела, наткнувшись взглядом на пятый стол, который теперь гордо стоял между Гриффиндором и Слизерином, разделяя непримиримых врагов.

«То, что нужно! Always Coca-cola», - Гарри двинулся к новичкам, размышляя о пользе рекламы, пополнившей своим слоганом его небогатый словарный запас, вспоминая девчонок, ранее виденных на банкете. Но было еще слишком рано, - у досентвантцев занятия начинались позже - и за столом сидело всего две девушки-шестикурсницы. Гарри решил, что они весьма не дурны собой, и что одна из них вполне подойдет.

— О, Боже! Ами, я не могу, я боюсь на него смотреть. О, он просто красавец! – Айрин закрыла глаза руками, избегая встречаться взглядом с Малфоем.

— Я же говорила, что ты втюрилась. Почему не признаться сразу?

Амели пыталась отнять руки подруги от лица, но тщетно. Малфой в это время смотрел совсем в другую сторону, и Ансэстер не понимала, чего Айрин так боится. Прозрение не замедлило явиться в лице Скайвокера, вошедшего в Зал: Ами сама поспешила отвести взгляд в сторону.

— Хм… - кто-то кашлянул у них за спиной. Девушки испуганно пискнули. Айрин наконец-то разжала руки и оглянулась. Мило улыбаясь, над ними нависал Поттер, единственный и неповторимый. – Доброе утро, я Гарри из Гриффиндора.

— Мы знаем, – лаконично ответила Амели. – Ты здесь что-то вроде главной достопримечательности.

Поставленный подобным заявлением в тупик, Гарри тупо лыбился, гадая, как лучше продолжить беседу. Первым желанием было развернуться и уйти, но тут он понял, что просто не в силах сдвинуться с места.

— Э-э… - протянул Гарри, вкладывая все свое отчаяние в единственный звук. Он лихорадочно вспоминал все, что говорил Сириус о действиях в подобных случаях. – Если желаете, я с удовольствием устрою для вас экскурсию по Хогвартсу.

— Только не сейчас, – отозвалась Айрин. – У вас занятия.

Гарри вздохнул, с готовностью смиряясь со своим фиаско, но тут к разговору вернулась вторая девушка.

— После уроков мы вполне могли бы.

Гарри аж просиял:

— Класс! Тогда в полпятого встретимся возле горгульи.

Круто развернувшись, опьяненный легкой победой Поттер кинулся искать Рона Уизли.

Рон как раз остался наедине с Гермионой. Стоя рядом с девушкой, он нервно переминался с ноги на ногу. Он совсем не знал, что ей сказать, да еще и момент был не самый удобный – Гермиона была всецело поглощена учебником арифмантики.

Ох, как же Рон хотел, чтобы она захлопнула книгу, но что может оторвать Гермиону от учебы?

— Эй, Грейнджер! – Окликнул холодный голос. Рон обернулся и увидел Малфоя в сопровождении его новой девушки, симпатичной Виктории Рочестер. - Можешь не искать, ни в одной книге нет заклинания, которое сделало бы тебя чистокровной.

Виктория звонко рассмеялась. В ее присутствии Малфой явно чувствовал себя королем мира. «Ненадолго», - подумал Рон. Кровь ударила ему в голову, когда он двинулся к Драко с намерением надрать этому паршивцу его костлявый самоуверенный зад. Гермиона как нельзя кстати оторвалась от книги, чтобы схватить Уизли за руку: перед Малфоем, словно из-под земли выросли его неизменные телохранители, Крэбб и Гойл.

— Что Уизли, вызовешь меня на дуэль и будешь отстаивать честь дамы сердца? – Малфой презрительно кивнул в сторону Гермионы.

— Именно так Малфой! - Рон не мог такого стерпеть. - Ты у меня еще получишь. Давно пора. Я вызываю тебя на дуэль! Сегодня в пять возле каменной горгульи. - Малфой рассмеялся, а Крэбб и Гойл повторили за ним. Одной Виктории было не смешно. Она смотрела на Рона как на благородного рыцаря, так, что парень даже смутился.

— Как скажешь, Уизли, - Малфой вплотную приблизился к Рону, пронзая того холодным взглядом. - Пусть мне будет и противно драться с такой мразью, как ты, но я согласен. Приходи вместе со своим секундантом, - он круто развернулся на каблуках, и, преисполненный чувства собственного достоинства, чинно удалился под руку со своей дамой.

Гермиона просто поедала Рона глазами.

— Рон, что ты наделал?! Зачем?!

Уизли подозрительно смахивал на привидение: своевременно поставленный подругой вопрос поверг его в панику. В самом деле, о чем Рон действительно не подумал, так это, что он может сделать Малфою? Наслать на него прыщи?!

— Рон? – Гермиона помахала рукой у парня перед лицом.

Рон моргнул и вышел из ступора.

— Герми… - Парень обреченно посмотрел на подругу. - Если я выживу, обещай, что мы будем встречаться.

— О, Рон! – Прошептала гриффиндорская отличница, вспыхнув, и поспешно опустила глаза.

Тем временем две досентвантки, которым не спалось сутра пораньше, изучали свое расписание:

— Ну надо же, первым уроком фехтование! – Обрадовалась Амели. Айрин, такой расклад тоже устраивал.

— У нас фехтование совместно со Слизерином! – Подчеркнула она немаловажную деталь.

— Каждому свое, - философски заметила Ансэстер.

Обе девушки, не сговариваясь, мечтательно закатили глаза, упираясь взглядами в заколдованный потолок, где летало несколько сотен птиц, которые потом спикировали вниз к ученикам, чтобы передать им почту. Воздух наполнился криками. Некоторые малыши начали тыкать пальцами в фамилиаров, желая продемонстрировать последних новоиспеченным друзьям.

У досентванток сов не было, поэтому, когда одна из птиц устремилась к ним, они, естественно, удивились. Сидевшая рядом Крей завизжала, на что Айрин недовольно поморщилась и отвязала от птичьей лапки сверток пергамента. Развернув его, подруга наклонилась к Ами, чтобы та тоже могла прочесть, так как послание предназначалось обоим:

«Уважаемые мисс Айрин Рочестер и мисс Амели Ансэстер! Я надеюсь, вы не откажите мне в компании и придете на чашечку чая. Специально по такому случаю я наколдовал много сладостей. Если у вас найдется свободная минутка, я жду вас в пять часов у себя в кабинете. P.S. Вход за каменной горгульей. Пароль: зеленый чернослив. С восхищением Альбус Дамблдор».

Девушки недоуменно переглянулись:

— К чему бы это? – Озвучила повисший в воздухе вопрос Рочестер, чьи глаза приобрели отблеск чистого авантюрина.

— Неужели самый великий волшебник всех времен и народов окажется обычным извращенцем-педофилом? – Ей в тон откликнулась Ансэстер, слишком хорошо знавшая этот взгляд, чтобы небезосновательно предполагать, что приключения нашли их задницы или наоборот.

— Поправочка, необычным.

Для верности девицы метнули взгляды на дальность в сторону преподавательского стола. Директор им весело подмигнул. Его глаза азартно блеснули из-под очков-половинок.

— Секс втроем? – Айрин с сомнением посмотрела на Ами.

— Если тебе мало, можем Поттера пригласить, - пожала плечами та.

— Может, сразу Криви с фотоаппаратом?! Идем уже, а? – Айрин перекинула сумку через плечо, и, напевая хит Бритни Спирс «Oops! I did it again» на мотив похоронного марша, поспешила покинуть Большой Зал заодно с подозрительно улыбающимся директором.

ГЛАВА 6. КАТОРИ СИНТО-РЮ. — У меня черный пояс по каратэ!— Да, а у меня желтая резинка от трусов по плаванию.

«Фу, какая гадость! Даже Йода вкусней готовит», - подумал Скайуокер, с усилием проглатывая тыквенный сок, от которого его наизнанку выворачивало. Он пробежал по столу оценивающим взглядом в поисках чего-нибудь более-менее съестного: в тарелке уже давно остыла мерзкая овсянка, а все фрукты сожрал профессор Флитвик пополам с магистром Йодой, «Король сладкоежек» Альбус Дамблдор доедал мармеладные дольки. Профессор Снейп с сочувствием посмотрел на молодого Джедая. «Неужели у них так каждое утро?» - Впал в уныние Люк, прикинув, сколько ему ждать обеда. Вопреки его ожиданиям, утро было испорчено еще до начала занятий.

Раздосадованный Скайуокер тихонько вышел из-за стола, избегая Винду, жаждавшего поговорить о зеркальном проходе (кто же виноват, что у него с возрастом мозги ссохлись?), незаметно скользнул в боковые двери и облегченно вздохнул.

Люк уже немного привык к этим нескончаемым переходам Хогвартса и довольно быстро нашел кратчайший путь к своему рабочему месту. Захлопнув дверь, он осмотрелся. Кабинет, в котором ему предстояло проводить занятия, был совсем не дурен: шершавая поверхность каменных стен, такой же каменный пол, прохладный, если ступать босиком, и множество подушек для занятий, разбросанных то тут то там по всему пространству. Свет лился сквозь высокие витражные окна, отчего начинало казаться, что в помещении разлили радугу. Люк поиграл с разноцветными нитями света, пока позволяли тишина и покой. До воцарения хаоса у него было сорок минут.

Просто наказание: первый урок в жизни и сразу со старшекурсниками. «А попробуй-ка, Скайвокер, справиться с этими молодыми уголовниками!» – Вспомнил он со злостью торжествующую улыбку Винду. «Да подо мной раньше весь Разбойный эскадрон ходил! Напугал!» - Люк ухмыльнулся самодовольно своему аргументу, но руки все-таки заложил за спину. Чтобы в случае чего не дрожали.

Прозвонил звонок. В класс лениво вползли ученики. Пробка у дверей постепенно рассосалась. Когда студенты поняли, что к чему, и заняли места на подушках, Люк решил, что пора начинать и вышел на средину класса. Все притихли, с интересом поглядывая на молодого учителя.

— Доброе утро. Меня зовут Люк Скайуокер. С этого момента я буду вашим учителем фехтования. С Досентвантом мы будем встречаться чаще, так как я преподаю еще и практику Силы…

Говоря, он пытался ничем не выдать своей неуверенности, не смущаться, когда девчонки из Слизерина, если судить по галстукам, строили ему глазки. Какая-то белокурая, томно вздохнув, послала воздушный поцелуй… Люк понял: надо заканчивать с вводной частью.

— Сегодня мы будем изучать основные стойки и некоторые базовые движения. В конце урока, если вы хорошо все освоите и будете паиньками, я позволю вам немного опробовать свои силы. Пройдите, пожалуйста, за мной…

Прошло минут надцать, пока Скайвокер развел всех баранов так, как ему хотелось. Еще столько же ушло на то, чтобы все активировали оружие, так как некоторые боялись нажимать на кнопку после того, что им понарасказывал за завтраком Бен.

Заминка, однако, не помешала продуктивной работе: к концу урока изучили с десяток стоек разных стилей, и еще с десяток ударов и уколов. Было очень интересно, чего Айрин совсем не ожидала от фехтования. Природная пластика послужила ей хорошим помощником, ведь порой, чтобы победить, одного вида борца бывает достаточно. Айрин держалась красиво и непринужденно, что поспешил отметить Скайвокер.

А вот у Амели все было иначе: по лицу было видно, что для нее занятия представились полной скукой. Все показанные позиции она знала наизусть с тех времен, когда сражалась с братом на катанах. Скайвокер прошел мимо нее молча, не почтив даже самым скупым комментарием. Ансэстер тихонько чертыхнулась и с завистью покосилась на преуспевшую подругу.

Люк довольным взглядом окинул своих подопечных: пока они не успели преподнести ему неприятных сюрпризов.

— Теперь станьте парами, студенты разных факультетов, – Люк кивнул, подбадривая учеников. – И можете испробовать свои силы.

В зале поднялся шум: кто-то не мог поделить соперника, кто-то не хотел и пытаться, а кто-то просто использовал момент, чтобы поговорить о вещах от фехтования совершенно далеких.

Айрин была готова провалиться сквозь землю. Ей в соперники достался высокий блондин-слизеринец с аристократической наружностью. Люк сам подвел их друг к другу. Надо же! За что ей такое наказание? О нет, счастье?!

— Я Драко Малфой. – представился молодой человек. Он старался вести себя по возможности высокомерно, желая указать нечистокровной ее место. До чего же мило это выглядело со стороны!

— Айрин Рочестер, – досентвантка окинула Драко острым взглядом, вздернув носик. Внешне она была спокойна, как удав, но внутри что-то екнуло, предупреждая, что поединок не окончится мирно и без потерь…

Люк не мог скрыть удовольствия оттого, что ученики ему попались способные. Некоторые из них точно имели дело с фехтованием прежде. По крайней мере, одна из слизеринок, мисс Уайт, кажется. Неподдельный интерес вызвали задатки мисс Ансэстер. То, как ей легко удавалось потеснить в бою здорового парня, вызывало уважение. Но одно дело колотить новичка, другое – сражаться с противником серьезным. Насколько хороша в действительности эта Ансэстер Люк решил проверить самостоятельно.

— Доброе утро, мисс, – Скайвокер жестом отозвал слизеринца отдохнуть и не мешать разговору.

В такт глубокому поклону качнулись две каштановые косы студентки. Когда Ансэстер наконец подняла голову, Джедаю представилась возможность встретить пронзительный взгляд. От неожиданности Люк сделал шаг назад: «Где-то я уже видел подобное…».

— Вы уже где-то учились владеть мечом, не так ли?

— Катори Синто-рю.

«Вас ист дас?» - Спросил себя Скайвокер, не вслух, разумеется, ибо демонстрировать свое невежество без нужды для преподавателя дурной тон.

— Ясно. Сейчас и проверим.

Люк безошибочно определил испуг в темных глазах, когда зажегся изумрудный клинок. Да, это не тренировочный «фонарик», а вещица посерьезней.

Айрин оказалась очень серьезным соперником, чего Драко никак не ожидал. Он имел некоторое представление о фехтовании, как и полагается настоящему дворянину, но упражняться на практике ему еще никогда не приходилось. Малфой-старший не позволял сыну брать шпаги из их домашней коллекции по ряду одному ему известных причин. Возможно, он считал, что в мирное время такое умение Драко не пригодится.

Кроме того, что Айрин хорошо держала удар, она еще и грациозно парировала атаки, чередуя защиту и нападение. Драко чувствовал стыд оттого, что какая-то грязнокровка не только ничем не уступает ему, но, возможно, управляется с оружием лучше: «Думай, Драко, думай! Она использует только те приемы, которые показал мастер Скайуокер, а это значит, что ты легко сможешь одолеть ее с помощью той маленькой хитрости, которой она знать не может».

Драко резко присел, как, он видел, делал однажды отец, повел клинком вниз, и крутанулся юлой, целясь девчонке в ноги. Маневр был довольно опасным, ведь Малфой открывал себя под прямой удар, но он был почти уверен, что соперница не успеет среагировать.

Но Айрин успела. Какое-то чувство подсказало ей, что задумал Драко, и как только он опустил меч, Айрин что было силы рубанула противника по правому плечу. Драко взвыл от боли: белый луч пропалил мантию и оставил на плече серьезный ожог.

— Глупая маггла! – рыкнул Драко. – Ты еще заплатишь за это!

Айрин игриво повела бровью, игнорируя угрозу, развернулась и направилась в сторону подушек, на которых уже отдыхала часть студентов. Умостившись на мягком сидении, она всецело предалась мукам совести: в ее планы аж никак не входило калечить симпатичного слизеринца.

Амели, видимо, пришлось хуже всех. Она мечтать не смела об атаке, потому что ей с трудом давалась даже оборона. На этом свете ее держала только жажда жизни и страх быть разрезанной пополам. Настоящий джедайский меч режет вообще все, кроме, разве что, другого меча. Такого испытания она бы не пожелала даже своим врагам… разве что самым злейшим.

Скайвокер попросту играл со студенткой, выискивая слабые места. Ансэстер оказалась не так уж хороша, как он подумал вначале: она не знала многих контрприемов, но порой эффектно и непредсказуемо блокировала удары. Силы она расходовала неэкономно, потому уже через пару минут совершенно выдохлась. Всего один обманный выпад – и в непрочной обороне появилась брешь. В тот же миг зеленый луч слегка чиркнул ее по руке. Ами выпустила свое оружие и схватилась освободившейся рукой за порез. Она сцепила зубы и зашипела от боли, как кошка.

— Извини, не хотел, - соврал Скайвокер с невинным видом.

«Весь в папочку!», - Ансэстер отпрыгнула подальше, не слишком веря раскаянию преподавателя. Она уже успела обнаружить дурную наследственность своего избранника.

«Пару секунд форы?! Тебя это не спасет», - Скайвокер был собой бесконечно доволен в том плане, что ему удалось обломить рога зазнайке: «Катори Синто-рю? Звучит отвратительно». Однако, когда зеленый луч едва не коснулся миловидного личика в одной из комплексных атак, Люк подумал, что заходит слишком далеко: ему итак уже предстояло вести Ансэстер в лазарет. Но что это? Скайвокер почувствовал, как поднялась мощная волна Силы… Амели?!

— Стоп!! Стой!!! – Успел выкрикнуть он, но было поздно. Люк не успел выставить перед собой защитный экран, и мощный поток Силы ударил его в грудь.

Джедай отлетел на пару метров назад, стукнувшись затылком об камень. Из глаз брызнули искры. Ну ничего себе!!!

Когда Ансэстер отшвырнула Скайвокера на добрых пять метров с помощью Силы, тишину в зале можно было потрогать руками – никому давно уже не было дела до собственных мелких побоищ. Напряжение разрядил сам Джедай:

— Ух… - Люк, пошатываясь, смог все-таки подняться на ноги. – Давно меня так не швыряли, - Скайвокер потер ушибленное место и подошел к студентке.

Ансэстер быстро терла ладоши и размахивала ими со стонами: «Печет!».

— И не мудрено: новичкам с их закупоренными каналами противопоказано пользоваться Силой так, хм, интенсивно, - Ами страшно хотела зажмуриться, когда джедай потянул к ней руку. - Не бойся, дай я посмотрю.

Ансэстер неохотно показала преподавателю порезанное плечо, все так же шипя и жалуясь на жжение в ладонях.

— Да, – задумчиво протянул джедай, внимательно осматривая порез с видом профессионала. – Рана средней тяжести. Может остаться рубец, если ее не обработать бактой.

Малфой отвлеченно подумал, что ему бы тоже такая штука не помешала. Слизеринца злило не столько повышенное внимание Джедая к падаванке, сколько отсутствие всяческого интереса к нему самому. Даже со стороны Паркинсон и Виктории.

— Что такое, не можешь дольше одной минуты пребывать вне центра внимания? – Его недавняя соперница показала подруге флакончик с прозрачной жидкостью, на что Ансэстер отчаянно замахала руками. Рочестер в ответ ухмыльнулась и предложила средство Драко. – Бакта. Пей, не отравлено.

Драко сделал глоток.

— Тебе хватит, - Айрин поспешно сунула средство в карман и показала успокоившейся Ами «отлично».

— Можете идти в душ, – кивнул Скайвокер ученикам, а потом обратился к Ансэстер. – Пойдем, я обработаю рану.

«Ну все, парень, - понял Драко маневр. – Ты попал». Он хотел еще что-то сказать Айрин, но той и след простыл.

Оставив Ансэстер ждать в кабинете, Люк на минуту удалился, чтобы вернуться с пузырьком бакты в одной руке и чашкой горячего шоколада – в другой.

— Держи, - девушка с благодарностью приняла теплый напиток, Джедай тем временем еще раз осмотрел рану. – Извини, что так вышло.

Амели нервно хмыкнула, насупилась и скрылась за чашкой с шоколадом.

— Люк… - Амели осеклась. - Ой, извините, учитель, я просто… я не хотела…

Джедай улыбнулся: хоть какая-то разрядка.

— Да нет, все в порядке. Можешь обращаться ко мне так. Я все равно не привыкну к тому, что стал учителем. Ведь и самому еще стоило бы подучиться.

— Пожалуйста, извини, что я тебя так… ну ты понимаешь…

— Это ничего… но ты мне скажи, откуда ты так умеешь использовать Силу?

— А я не умею.

— Но… - начал Люк.

— Я не знаю, как это получилось…

— Понятно, - Люк недоверчиво промолчал. - Да, давно меня так не отделывали, – он осторожно прикоснулся к затылку, где с минуты на минуту ожидалась здоровая шишка.

— И кто же тебя отделывал? – Поинтересовалась Амели.

— Император, например.

Повисла неудобная тишина, но, как и раньше, инициативу взял на себя Скайвокер.

— Я заметил, что ты очень способная. Но, пожалуйста, будь осторожней, следи за своими эмоциями.

— Ага! Знаешь, как больно?!.

— Представь, что знаю… Ну ничего, сейчас я забинтую, и все будет Ок. До свадьбы заживет.

Ансэстер предпочла не уточнять, до чьей. Люк взглянул на часы.

— Я еще в ваших циферблатах не сильно разбираюсь, но, по-моему, ты уже опоздала на урок.

Амели тоже посмотрела на старинные часы, висевшие на стенке.

— Точно. Надо бежать, – она поднялась на ватных ногах.

— Может, останешься? Я еще шоколада принесу, поговорим… - Он неожиданно с надеждой посмотрел на собеседницу.

— Ага… то есть… Нет, у меня сейчас трансфигурация, я пошла.

Ансэстер почти бегом выскочила из кабинета, чуть не забыв сумку, оставив Скайвокера переосмысливать свое поведение.

ГЛАВА 7. МЕСТО ВСТРЕЧИ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ. Место клизмы изменить нельзя.

Айрин беспокоилась: урок начался минут пятнадцать назад, но Ами не было. Оставалось надеяться на то, что Скайвокер все-таки джентльмен, чтобы о его безрассудности не говорили.

Дверь отворилась и в класс вошел Мэйс Винду вместе с бледной Амели. Профессор Макгонагал сразу обратила внимание на гостей.

— Извините, Минерва, мне пришлось ненадолго задержать мисс Ансэстер.

— Ничего страшного, магистр, – она мило улыбнулась Винду. – Мисс Ансэстер, займите ваше место.

Девушка пересекла кабинет и плюхнулась на сиденье рядом с Айрин. Рочестер оглянулась – учителя о чем-то шептались.

— Как это было? – Двусмысленно ухмыльнулась она.

— Я заблудилась, и Филч меня сцапал. Пришлось объяснять, что, да как. Самое интересное началось, когда я ляпнула декану о том, как отделала Люка. Там такое было…

— Он уже Люк? – Хмыкнула Айрин одобрительно. – Однако, вы быстро!

Амели покраснела до ушей.

— Ладно, после урока все расскажешь, - милостиво разрешила Рочестер и еще раз оглянулась на преподавателя. Ей, по-видимому, стоило протереть глаза.

— Ами… мне кажется, или Макгонагал подмигнула Винду?..

— Чего?! – Амели зрелище просто шокировало... Макгонагал заигрывала с Джедаем! Впрочем, удивительнее было то, что Винду ее поощрял!

— Интересно, если они поженятся, у них родятся котята-папуасики?

Преподаватели попрощались, и Макгонагал вернулась к уроку:

— Как я уже сказала, ученикам вашего факультета необходимо будет самостоятельно изучить программу предыдущих курсов, – по классу прошелся недовольный гул. – Тишина! А перед рождественскими каникулами вы будете сдавать СОВы.

Несмотря на это заявление первый школьный день окончился неожиданно хорошо: Досентвант набрал целых 45 очков! Особое впечатление осталось после урока защиты от темных искусств. Его проводила новая преподаватель – Мадо де Нуар. За урок они успели изучить огромное количество заклинаний. Госпожа Мадо оказалась замечательной волшебницей и хорошим учителем. И совсем не холодной, как Айрин показалось вчера. Завершением дня стал урок прорицания с очкастой Трелони. Девочки имели превосходную возможность отоспаться.

— Начинать готовиться к СОВам нужно уже сейчас? – Лениво осведомилась Рочестер, которую перспектива субботних факультативов не вдохновляла.

— Без комментариев, - Амели мрачно уставилась в ускоренный курс зельеварения, венчавший гору себе подобных учебников, из которых наиболее тягостное впечатление производил напоминавший пресс фолиант - «Основные факты из истории магии» профессора Бинса. Комплекты вручили досентвантцам после уроков заодно с расписанием дополнительных занятий по выходным. Обозревая изобилие материала, Ансэстер принялась обкусывать ногти: в ее голове дотлевали мечты о беззаботной школьной жизни, какой она должна была быть. А на пепелище уже созревал план организации каторжного труда по подготовке к экзаменам.

— Правильно, - бодро подхватила Айрин, больно стукнув подругу по истерзанным зубами рукам. – На данном этапе меня намного больше волнует, в котором часу обед.

Лохматая бесформенная гриффиндорка, отвечавшая за раздачу учебников, метнула в Рочестер хмурый взгляд. В ответ досентвантка безоблачно улыбнулась:

— Мисс, как Вас там?

— Гермиона Грейнджер.

— У Вас случайно конспектов с прошлых лет не осталось?

— Случайно нет. Разве что не случайно…

По инерции гриффиндорка все еще хмурилась, но вот лицо ее прояснилось и воссияло доброжелательной улыбкой в ответ.

— Не такая уж она бесформенная, - шепнула Рочестер на ухо Ансэстер: ей вдруг захотелось сказать о девушке что-то хорошее, чтобы реабилитироваться за категоричность суждений.

— Если она одолжит нам конспекты по истории магии, - отозвалась скептичная Амели, прелистывая учебник Бинса. – Я согласна приглядеться и отыскать в ней грудь.

Сразу после обеда досентвантки обложились учебниками в гостиной.

— Целый год этих пыток?! Не выдержу! – в сердцах Ансэстер отшвырнула «Краткий курс зельеварения».

— Половина пятого, - заметила Айрин, преспокойно взглянув на часы. – Идем, что ли…

Приодевшись и разукрасившись в лучших традициях индейцев апачи сообразно случаю, подруги вооружились картой Хогвартса и, сгорая от любопытства, направились к каменной горгулье, у которой девчонок ожидал белобрысый сюрприз.

Драко Малфой все время поглядывал на часы и что-то раздраженно бурчал себе под нос. Рядом переминались с ноги на ногу его извечные телохранители - Крэбб и Гойл.

Коридор был пуст абсолютно, что делало отчетливо слышным каждое слово. Девушки подошли ближе.

— Ну, и где этот Уизли? – Язвил Малфой. – Понятное дело, он струсил. И Поттер!

— Малфой, что ты здесь делаешь? – Рискнула Айрин хорошенькой головой.

— А, новенькие! - Пренебрежительно хмыкнул слизеринец. Его дружки захихикали. – Вы, наверное, пришли посмотреть шоу, но я буду вынужден вас разочаровать – Поттер со своим рыжиком испугались и наделали в штаны!

— Не в этот раз, Малфой, - все обернулись: по коридору почти бегом шли Рон Уизли и Гарри Поттер.

— Коль скоро вы отмылись, господа, не хорошо опаздывать на собственные похороны.

— Закрой рот, Малфой, из него воняет, – прошипел Рон. – Я готов.

— Хорошо. Вот мои секунданты. – Драко небрежным жестом указал на двух подхалимов у себя за спиной. – А эти прекрасные дамы захотели посмотреть, как я разделаюсь с тобой, Уизли.

Поттер посмотрел на девчонок.

— Эй, девчонки, вы тут минутку подождите. Мой приятель сейчас отделает эту лабораторную мышь, а потом мы все вместе пойдем отмечать это дело, – Гарри подмигнул подругам, как настоящий мачо-мэн, а потом направился к дуэлянтам исполнять свои обязанности секунданта.

Он вышел вперед:

— В позиции.

Соперники заняли свои места и вынули из чехлов волшебные палочки.

— Приготовиться, – сказал Поттер, его зеленые глаза азартно блестнули. – Раз… два…

— Ой! А че это вы тут делаете? - На дуэлянтов строем шла колонна досентвантцев, возглавляемая школьными гидами – близнецами Уизли.

— А что вы здесь делаете? – Эхом отозвался Рон.

— Да мы так. Почти бесплатные экскурсии по Хогвартсу. Всего по два кната, – братья оглянулись на своих экскурсантов.

Импедимента! - Драко решил воспользоваться заминкой и, наставив свою палочку на Рона, нанес удар в спину.

Но Рон отскочил в сторону, и заклинание угодило в Тимоти Зана, сбив его с ног.

— Ах ты, ситх недоделанный! – Не долго думая, Никос достал свой меч.

Малфой, почуяв неладное, поспешил спрятаться за спины своих дружков, но Поттер опередил его. Гарри не успел вовремя помешать Драко, что вовсе не означало, что он призван спустить слизерицу подлость с рук.

— Куда это ты, Малфой? В штаны наделал? – Перекривлял Гарри. – Рон, давай намнем ему бока.

— Так как ты назвал Гермиону? – Рон осмелел при поддержке Джедаев.

Малфой напротив, - весь съежился. Впечатленный численностью противника, Гойл кинулся наутек.

— Твои друзья такие же трусы, как и ты! Давай же, Малфой, посмеемся над твоими забавными шуточками! – Рон нацелил на слизеринца свою палочку. – Риктусемпра!

Драко упал на пол, корчась от смеха.

— Ой, прекратите! – Пронзительно заголосил.

Гарри хрюкал в ладонь, Рон с братьями потешались над Малфоем, досентвантцы приводили в чувства Зана, а Крэбб тем временем достал свою палочку.

Экспелиармус! – Выкрикнул громила. Палочка Рона вылетела из рук и покатилась по полу.

— Эй! Что за наглеж?! – вмешался Джордж. – Сегодня наша очередь прикалываться! Ребята, давайте-ка разберемся!

Близнецы кинулись на Крэбба голыми руками, сбивая с ног, а пришедший в себя Зан схватил за шиворот своего обидчика.

Две подруги стояли в стороне и молча наблюдали, как толпа досентвантцев во главе с четырьмя гриффиндорцами разбиралась с двумя слизеринцами.

— Сюда кто-то бежит! – Айрин решилась прекратить безобразие.

Из-за угла с шумом и ревом действительно вырулило стадо зеленых человечков.

— Напомни выяснить, что нам подливают в тыквенный сок, - Рочестер светским тоном попросила подругу об одолжении.

— Ты тоже их видишь? – Обрадовалась Ансэстер, но Айрин не разделила ее восторга по этому поводу:

— Коллективная галлюцинация, надо же!

— Я бы сказала, слишком уж коллективная, - заметила Амели, наблюдая, как элементы бредовой идеи во главе с Гойлом, который, не разбирая, заехал Никосу в нос, с воплями «Наших бьют» накинулись на досентвантцев.

Какой-то отморозок с крашеными волосами ринулся на Залия. Ассант постарался увернуться, но отморозок повалил его на пол и начал тыкать волшебной палочкой между ребер. Одним словом, все друг дружку колотили, рубили и обменивались синяками на память. Кто-то выкрикивал заклинания, а кто-то просто крыл всех по-черному. Две подруги по-прежнему в стороне созидали происходящее.

— Не стой, как стол на поминках, присоединяйся. Своим надо помочь, - Айрин зажгла свой меч и с криком бросилась в самую гущу сражения.

Ами последовала за ней, не в силах допустить отступление досентвантцев.

— Что ж, отрабатываем на практике урок мастера Скайвокера, – Ансэстер наугад полоснула по заднице мымру, повернувшуюся к ней спиной (это была Пэнси Паркинсон). – Не ударим в глаз лицом. Или в грязь?

Слизеринцы тоже были при оружии. Про палочки со временем забыли, и только близнецы Уизли продолжали развлекаться, попеременно превращая соперников в жаб и возвращая их к прежнему виду. Так продолжалось еще минут надцать. Лезвия гудели, скрещиваясь и ударяясь друг о друга, - в коридоре стоял такой шум, что эхо шло по всему замку, и девчонки недоумевали, почему еще никто не решил пройтись по этажу. Может быть, не решался?

— Неужели Дамблдор настолько стар, что уже не слышит, что происходит у него под дверью?! – Недоумевала Ами.

— Тебя осенило? – Фыркнула Айрин. - Да не ужели!

— Не слышит, потому что у него звукоизоляция, а камер наблюдения нет.

— Кип! Что ты тут делаешь?! – Удивилась Амели.

— Не только старшие могут забавляться, я тоже хочу, – выражение лица малыша было более чем серьезным. – Иди к Дамблдору, с этим нужно заканчивать.

Подруги были на все сто согласны с умным мальчиком: обе ввязались в потасовку исключительно из расчета проложить себе путь к горгулье.

У статуи стоял Поттер с палочкой в руке, выискивая жертву. Когда последняя находилась, он метал в нее заклинанием, после чего долго любовался результатом. Такое поведение гриффиндорской звезды почему-то напомнило Рочестер передачу цикла «В мире животных». Самец выходит на охоту…

Экскуро! – И у поверженного слизеринца изо рта повалила мыльная пена.

Заметив приближение девушек, Гарри решил обратить на себя их внимание.

— Идите сюда, я прикрою.

Подруги в самом деле подошли ближе, но никем прикрываться не захотели.

— Болван. Надо идти за Дамблдором, иначе у мадам Помфри на всех мест не хватит, - сказали они хором.

Гарри согласно кивнул, хоть и нехотя.

Айрин работала с точностью машины: то одному под зад пинок даст, то другого мечом огреет. Тренировочное оружие не наносило серьезных травм, оставляя только мелкие ожоги, но веселья было море, когда кто-то визжал от боли. В Рочестер проснулось что-то чисто садистское.

Стараясь быть незамеченным, Драко Малфой на четвереньках проползал мимо потенциальных противников. Ему везло, - его никто не замечал в условиях тотальной мясорубки, - но пару раз на руки все же наступили. Проползая мимо девчонок в длинных мантиях, Драко просто не мог не поднять глаз.

— Ай! - Малфой скривился, очередной раз получив по пальцам, и наткнулся на лакированные сапоги у себя перед носом. Осторожно поднял глаза вверх, оценив по достоинству стройные ноги…

… К его несчастью принадлежавшие осатаневшей Рочестер. И это когда он успешно покрыл половину пути к отступлению! Надо ж было такому случиться!

Досентвантка метнула презрительный взгляд в слизеринца:

— Мистер Малфой, не летайте так низко!

— Это ты, поганая грязнокровка! – Драко оскалился в ответ. – Я обещал тебе, что ты ответишь за утро?

— Да, – протянула она пригласительно, будучи явно в ударе. – Я с удовольствием станцую на бис свой триумф.

Айрин могла просто запинать ногами блондина, однако дала ему шанс сразиться на равных. Но Малфой не был настроен оценить ее благородство: выхватив палочку из кармана мантии, Драко направил ее на девушку.

— Защищайся, маггла!

— Ага! Решили проверить на прочность свою волшебную палочку, мистер?

— Почти. Экспелиармус! - Губы Малфоя изогнулись в холодной усмешке.

Световой меч, как пробка из бутылки, выскочил из рук и отлетел в сторону. Айрин проводила печальным взглядом оружие, шумно выдохнула, расслабляясь: «Еще не время для паники».

— Переходим к ближнему бою, - Айрин сделала палочкой выпад, словно шпагой, целясь Малфою прямо в глаз.

— Да куда там тебе! – Отмахнулся Драко, как от назойливой мухи. - Экспелиармус!

— Упс… - Палочка Рочестер отправилась вслед за световым мечом.

Теперь уж точно наступило время для паники.

Тем временем Гарри и Амели сообща вспоминали пароль: каменная статуя оставалась непреклонной.

— Там было что-то зеленое…

— Может, «зеленый Йода»? – предположил Поттер.

— Нет, Дамблдор всегда загадывает сладости. Йода пока на эту роль не очень подходит.

— Зеленые лимонные дольки? Слишком длинно, однако! Зеленый сахар, зеленый зефир, зеленый мармелад, зеленый…

Каменная горгулья медленно отъехала в сторону. На последней ступеньке скрытой лестницы стоял Альбус Дамблдор. Узнав Амели, старикашка широко улыбнулся.

— Здраствуйте, мисс Ансэстер, – он мельком посмотрел на Гарри. – О, ваша подружка так коротко подстриглась. Вам очень идет, мисс… Поттер?! А что у вас тут происходит? – Директор соизволил почуять неладное.

Срикошетившая от кого-то Импедимента вывела мага из строя, угодив ему прямо в лоб.

— У меня очень скверное предчувствие, - сказала Ансэстер, открывшая рот для ответа, явно не то, что собиралась вначале.

У Айрин тоже дела шли не очень хорошо: Малфой крепко припер ее к стенке и высказался:

— Думаешь, ты тут самая крутая? Все умеешь? Гоблина лысого, ты %;*:% умеешь! Обломил рога, да? Без своего фонарика ты ничто!

— Ну, кое-что я и без фонарика умею, спасибо жизни, - Рочестер следовало бы разозлиться на себя за эдакую безвольность, но она предпочитала наслаждаться моментом в компании блондинистого гаденыша.

— И что же? – Малфой часто сморгнул: дошло наконец, что с ним кокетничают.

— А вот что! – Айрин, что было мочи, двинула Драко коленом в пах, и он согнулся пополам, тихонько постанывая.

— Ты - %?*?:% и ;:%№( !!!!!

— Болтун! - обретя свободу, Рочестер кинулась искать подругу и утраченное оружие.

Во всей этой суете никто не обращал внимания на директора. Промчавшийся мимо Фред (или Джордж) вообще споткнулся о тело, матернулся и побежал дальше. Гарри пытался дозваться Рона, но его кто-то заколдовал, и тот усердно выплясывал лезгинку. Мило улыбнувшись Поттеру, Ансэстер поспешила ретироваться. На поиски Айрин, которая не замедлила наступить подруге на ногу.

— Где Дамблдор? – Поинтересовалась Рочестер вместо ожидаемых извинений.

В одной руке она сжимала палочку, в другой – меч, и вид при этом имела воинствующий.

— Лежит в полном трансе, – Ами коротко ввела подругу в курс дела. – Я предлагаю делать ноги.

— Хорошая идея. И как это я сразу не догадалась?

Падаванки свернули за угол, оставив позади коридор, когда наткнулись на Винду и Скайвокера. Джедаи едва успели расступиться, чтобы избегнуть столкновения. Винду удивленно приподнял бровь.

— Мисс Ансэстер, мисс Рочестер, что вы здесь делаете?

— А… мы… ну… - Ни живы, ни мертвы со страху, девчонки двух слов не могли связать.

На помощь им пришел Люк:

— Мэйс, ты слышишь? Что это там происходит?

— Ну… в общем…

Узрев побоище у каменной горгульи, Джедаи ненадолго потеряли дар речи. Скайвокер даже присвистнул, - не то от изобилия чувств, не то от скудности словарного запаса.

— Перестань, – шикнул Винду. – А то денег не будет! Ситхова мать! Там мой Досентвант! – Винду, присмотревшись, узнал своих подопечных. – Сейчас я им сделаю…

Джедаи уверенным и быстрым шагом двинулись в гущу событий, но студенты были слишком увлечены, чтобы обратить внимание на присутствие старших.

— Ночной дозор! Всем выйти из сумрака! – Неожиданно для себя прогрохотала Ансэстер, вдохновленная благородным порывом предупредить своих о надвигающейся опасности.

— По-моему, это из другого фильма, – заметил Скайвокер.

— Теперь ты все напутала, - хихикнула Айрин.

— Хм… Спасибо, мисс Ансэстер, - сказал Винду, которого тронула опасность сорвать себе голос, предотвращенная падаванкой. - Ладно, мелкие уголовники, я вам всем устрою головомойку.

Буйные студенты замерли, словно статуи, испуганно втянув головы в шеи. Большинство из них выглядело неважно: у кого юшка из носа, у кого фонарь под глазом. Мимо, квакая, пропрыгала лягушка, у ног Люка превратившаяся в Крэбба.

— Досентвант, мне стыдно за вас, – продолжал Винду. – Но не сомневайтесь, это был последний раз, когда вы меня подвели, - голос декана дрожал от плохо сдерживаемой ярости. Иссиня белые округлившиеся белки на фоне черной, как ночь, кожи выглядели более чем угрожающе.

— Вот так и Вейдер своим удушенным жертвам… - Мрачно заметила Ами.

— Марш в башню, я вам сделаю… я вас… - дальше Мэйс не закончил, потому что Люк ненавязчиво ткнул его в бок. - А вы, девушки, зарабатываете себе дурную репутацию, - обрушился Винду на подруг, стремясь загладить неловкость новой порцией брани. – Мисс Ансэстер? – Ами, успевшая напортачить днем, поежилась под пронзительным взглядом декана. - Мне придется прибегнуть к особым мерам, - голос декана прозвучал на удивление сдержанно. - А вы, мисс Рочестер?

— А что я?!

— Я был о вас высокого мнения, а вы, как пацанка, тусовали мальчишкам морды!

— Вы правы, магистр, - Айрин сложила губки бантиком. – Я обязуюсь в следующий раз расшивать поверженных врагов бисером, как и подобает воспитанной барышне, - она метнула хищный взгляд в побледневшего Крэбба. – По живому.

Винсент грохнулся в обморок и отдавил ступни Скайвокеру, стоявшему позади.

— Что?! – Опешил Винду, пока его спутник одними губами проговаривал все, что думает по этому поводу. - Люк, пожалуйста, проследи, чтобы эти двое попали в свою комнату, и не выкинули еще чего. Я им что-то не доверяю.

Скайвокер, еле заметно вздохнул, украдкой взглянув на Ами:

— Мы снова встретились.

— Со свиданьицем! – Фыркнула Айрин, посылая Драко незаметно прощальный взгляд из-под ресниц. – Это и есть «особые» меры?! – Проворчала. – Ко мне бы такие!

— Вы что-то сказали, мисс Рочестер? – Люк улыбнулся краями губ.

— Вы меня слышали, профессор, - ответила Айрин, ухмыляясь, и, подмигнув подруге, рванулась оказывать помощь Никосу, которому кровь из рассеченого лба заливала глаза.

Винду оглянулся в поисках еще кого-то, на кого можно было бы накричать.

— Я сожалею о том, что в первый день нельзя снимать балы, иначе обобрал бы Слизерин до нитки, и дырки от бублика бы вам не оставил! Я делаю вывод, что профессор Снейп дает вам слишком много свободы, но я уговорю его основательно проработать ваши нестабильные умы, не сомневайтесь. А теперь пошли вон!

Слизеринцы сердито зафыркали, но не осмелились спорить. Винду остался с гриффиндорцами приводить Дамблдора в сознание.

ГЛАВА 8. РЕПРЕССИИ, СТОНЫ, ВОПЛИ И СОПЛИ.

 

Надо сказать, что, почувствовав неминуемое приближение наказаний, Ансэстер и Рочестер ужасно рассорились. Дошло даже до катания по полу и выдирания волос. Разбитые вазы и разодранные подушки никто, естественно, не считал.

— Я не собираюсь выслушивать ваши оправдания и избавлю вас от необходимости говорить мне заведомую ложь, - Винду решил собрать своих нерадивых «подсвинков» для воспитательной работы. - Все, что меня интересует, я узнаю с помощью Силы, а сейчас передо мной стоит иная задача: втолковать в ваши пустые головы, зачем вы здесь находитесь. Как вы думаете?

Повисло напряженное молчание. Рискнуть решил Кип Даррон:

— Магистр, мы здесь, чтобы стать Джедаями.

— Джедаями?!! – Возмущенно взревел Винду. – Кто, по-вашему, такие – Джедаи?

— Джедаи – защитники мира и… - Кип запнулся. – И порядка в Галактике.

— Порядка! – Ликовал Мэйс. – Джедай никогда не использует Силу или свое оружие для нападения! Если вы знали это, то какого ситха заварили кашу?!!! Может, вы забыли, какую ответственность несете, став на путь рыцарей, забыли Кодекс?!

— Мы его и не знали, - вставила Рочестер, мило улыбаясь.

Она седлала пуфик возле камина и рисовала чертиков в раскрытом блокноте. Ансэстер из другого конца гостиной послала ей разгневанный взгляд.

— Теперь сдайте мне свои мечи, - декан заметно смутился. - Вы их не увидите, пока я не посчитаю вашу вину искупленной.

— Мэйс сегодня явно в ударе, – шепнул кто-то из падаванов.

Досентвантцы послушно подходили к магистру и, один а другим, клали свои мечи на стол перед ним. Гробовую тишину при этом можно было, казалось, потрогать руками.

 

Гостиная Слизерина полнилась стонами. Громче всех, как всегда, визжала Пэнси Паркинсон, которую поливали заживляющим снадобьем: Малфой даже зажал уши, чтобы не слышать. Драко повезло, его не отправили в лазарет, но Гойл опять радовал своим присутствием мадам Помфри, на этот раз в компании Крэбба.

Самого декана пришлось отпаивать лекарствами после разговора с этим «жидаем» - или как там его? – зельевар потом такое им закатил… Драко еще никогда не видел, чтобы Снейп кричал на своих же! Кому рассказать, не поверят.

Малфой вальяжно разлегся в кресле, положив ноги на стол, и усердно перебинтовывал себе пальцы. Многострадальные конечности… И кто виноват? Скорей всего, он сам. «Ну что ж, можешь себя похвалить, тупица», - Драко украдкой наградил себя больным щипком и тут же стиснул зубы, чтобы не закричать от боли. Плечо дико заболело, а Малфой почти было забыл о нем.

«Хорошо хоть удалось отделать эту дуру из Досентванта. Тьфу, а звучит-то как! Какой идиот придумал это название? Теперь, видимо, придется переходить в другую школу, чтобы избежать позора. Дамблдор, совсем чердаком рехнулся, раз пустил в школу эту бестолочь. Но эта Айрин Рочестер - чистокровная, раз ее сестра учится в Слизерине. Кстати, где она? - Драко оглянулся по сторонам, но не нашел своей девушки. - Ну, попадись только мне с другим, убью! Не пойман – не вор, что ли? – Малфой улыбнулся невесело. – Ладно, живи пока».

Мимо проплыла Кэтрин Уайт, в одном только розовом полотенце и аналогичного цвета тапочках. «Как это не по-слизерински», - решил Малфой, но тем ни менее, проводил ее любопытным взглядом.

Да, так о чем это он? Ах, Рочестер! Айрин Рочестер. То, что она чистокровная, не мешало ей быть самой заносчивой дурой, которую он только знал. Хорошо еще, что все молчат об утреннем поражении на уроке Скайвокера. А если бы кто-нибудь узнал, куда кроме плеча поцелила Айрин… В штаны ему, конечно, кроме Виктории, никто не полезет, но все равно неприятно! А вдруг все откроется, и над ним начнут потешаться?! Подобное больше не должно повториться: надо обязательно поставить Айрин на место. Пусть не задирает нос так высоко, – сопли видно. Но какие же у нее ножки!

Замечтавшись, Малфой сладко вздохнул. Подобно японской гейше ступая мелкими шажками, Кэтрин Уайт, все в тех же полотенце и тапочках возвратилась из душа. Мокрые волосы спадали ей на плечи и грудь, короткое одеяние едва прикрывало, откуда ножки растут: «Ах, эти ножки!» Кэтрин подмигнула блондину.

— Вытрешь спинку?..

— Ну… - Малфой промолчал, но расплылся в довольной улыбке.

Так о чем это он? Ах, да! Айрин Рочестер…

 

На следующий день покалеченные студенты из-за столов Слизерина и Досентванта смотрели друг на друга с нескрываемой враждебностью. Атмосфера накалилась: обычно тихий гул школьников за завтраком стал теперь угрожающим…

Громко хлопнули, распахнувшись, тяжелые двери Большого Зала…

— КАКОГО ХРЕНА!!!

Все обернулись на страшный рев, а кто-то из учителей даже ложку уронил от испуга. Возмущенный вопль холодил кровь, заставлял мурашки ползти по коже. Но пугаться не стоило, это был отнюдь не злой тролль, а очень маленькое и нежное существо по имени…

— Инесс! – В один голос закричали близнецы Уизли и радостно повскакивали с мест навстречу стройной фигурке девушки. По мере приближения они с удовольствием отмечали новшества: беленькая блузочка была небрежно расстегнута на груди, где-то на плече устало отдыхал гриффиндорский галстук, с прошлого года длина юбки девушки стала еще короче…

— Ну и влетит же тебе от Макгонагал! - Инесс, казалось, не замечала, что к ней подошли: ее вниманием целиком и полностью завладело пространство между столами Грифа и Сени.

Фред заботливо поднял с пола челюсть подруги.

— Инесс… - Джордж помахал рукой перед ее глазами и пощелкал пальцами, но это не помогло. – С тобой все в порядке?

— Конечно нет, тупой братишка! – Съязвил Фред.

— Тихо, она пытается что-то сказать…

— ЧТО… ЧТО ЭТО ТАКОЕ!!!! – Завизжала гриффиндорка, тыкая пальцем в стол Досентванта.

— Ах, это, – отмахнулся Фред. – Ты кое-что пропустила за два дня…

— Кое-что??! – Инесс испепелила Уизли коронным яростным взглядом.

— Тихо, без рукоприкладства! Сейчас мы сядем за наш любимый стол и все тебе расскажем. Только ты будешь спокойной. Спокойной, Инесс! Знаешь, как это?

При мысли о завтраке гриффиндорка преобразилась.

— О! Я так хочу жрать! С поезда я голодная, как обжерониксы. Вчера протрынькала последние деньги, и теперь я…

— Опять банкрот, – в один голос закончили близнецы весело, подхватывая девушку под руки.

Айрин проводила гриффиндорку преисполненным симпатии взглядом: наконец-то кто-то разделял ее любовь покушать. Досентвантка с великим удовольствием проглотила свой завтрак и одной из первых покинула столовую, не дожидаясь Амели: они не разговаривали с утра.

В тот день Досентванту предстояли занятия с профессором Флитвиком и история Галактики с Йодой. Учителя могли уже не только прибавлять, но и снимать баллы с факультетов, поэтому начинались «хожденья по струнке», как их заранее окрестил Досентвант. Рочестер была полна намерений стать лучшей ученицей этой школы, переплюнув Гермиону Грейнджер из Гриффиндора. Может, для кого-то это и было нелегко, но только не с такой тягой к знаниям, которая появилась у Айрин.

Добравшись до кабинета, она принялась за убиение времени. Коридор был пуст, - вся школа на завтраке. Рочестер достала палочку из кармана мантии. «Может, в неумелых руках ты всего лишь деревяшка, но я уже знакома с тобой заочно…Что бы такого сделать?», - она достала шариковую ручку, положила на подоконник рядом с собой и направила на нее свою палочку.

Вингардиум левиоса! – Айрин выполнила движение кистью, заставляя ручку оторваться от подоконника.

«Супер! Какие там еще есть заклинания?».

Инесс стоически вникала в мельчайшие подробности появления досентвантцев, наперебой излагаемые близнецами.

— … Был клевый мордобой, - Фред (а может быть, Джордж) посвятил ее в детали битвы при горгулье. – Но это не главное.

— … Главное, что гриффиндорцам одним не влетело, - подхватил его брат.

— Как всегда, - Инесс ухмыльнулась. - Как жаль, что я это пропустила!

— Нет, главное, - возразил первый из близнецов отрицательно потрясая головой заодно с отросшим за лето хайром. – Что у Слизерина появился еще один достойный противник. Вместе с Досентвантом мы их точно обуем!

— Мы и без Досентванта неплохо справлялись!

— А я говорю…

Близнецы проспорили всю дорогу до кабинета, и теперь неразлучное трио, как могло, развлекалось на трансфигурации: Инесс предвкушала лингвистику, - те, кому уже посчастливилось видеть учителя, говорили, что это зрелище запоминающееся надолго, - близнецы Уизли развлекались, заколдовывая под партой жевательную резинку.

— Что вы собираетесь делать с этой гадостью? – Спросила Инесс тихо, чтобы не привлекать лишний раз внимания Макгонагалл.

— Хотим подсунуть это Снейпу. Когда она к нему прицепится, то будет выкрикивать разные гадости типа: «Фу! Что так воняет? А, это я!».

Инесс интеллигентно хихикнула:

— Что с вашей фантазией, юноши?! Пусть лучше верещит фальцетом: «Я пидер, я пидер!».

— Мисс Саммерс, я категорически против таких плоских шуток! – Неожиданно сказала Макгонагалл. – С другой стороны, чувство юмора слизеринского декана всегда кардинально отличалось от моего собственного, - профессор улыбнулась. – Но придумайте что-то еще!

Гарри тоже мучило любопытство, кто же этот загадочный профессор лингвистики, о котором так усердно молчал Хаффлпафф? Ученики Досентванта и Гриффиндора уже собрались в класс на общие занятия, а учитель все не появлялся.

— Думаю, это будет симпатичный латинос, - разглагольствовала Инесс. – На худой конец голубоглазый блондин.

Вдруг дверь приоткрылась и все студенты обернулись на звук. Сначала показались позолоченные руки, а потом и весь корпус самого пугливого дроида в Галактике. Трипио произвел фурор одним своим появлением. Студенты, за редким исключением (Инесс) не были разочарованы увиденным. Гриффиндорцы, подобрав с пола челюсти, во все глаза разглядывали золотаря.

За час Трипио около тридцати раз упомянул о том, что знает 6 миллионов языков и форм общения, около двадцати раз напомнил всем, что его основное назначение – поддержание диалога между людьми и киборгами, поддержание дипломатических отношений, лояльного поведения…

Поттер зевнул. Девушки, сидевшие по обе руки от него, последовали его примеру.

— Как тебя зовут, новенькая? – спросила Инесс досентвантку, перегибаясь через Гарри.

— Амели Ансэстер. А тебя?

— Инесс Саммерс, - Инесс поморщилась. - У тебя плохой английский.

— Спасибо. Конечно. Для того сюда и притащили эту золоченую кастрюлю.

— А кто это? – Инесс все еще таращилась на секретаря.

— Дроид-переводчик, ведьмочка. Что, в вашем мире таких не водится?

Инесс помотала головой, не прочувствовав издевки.

— А у нас полно. Должна тебе сказать, если дроида разозлить, они становятся страшно опасными и могут забить тебя током!

Инесс и Поттер, ставший случайным слушателем, ойкнули.

— А модели этой серии отличаются особой агрессивностью.

— Ага! – Хмыкнул сзади какой-то падаван, повернувшись лицом к девчонкам. – И это кроме невероятной тупости и бескрайнего занудства.

Амели скривилась.

— Залий, я не с тобой разговариваю!

— Некрасиво забивать людям баки, – вмешался Кип.

Залий продемонстрировал длину своего языка и поспешил развернуться обратно.

Гарри повеселел:

— Так ты что, любишь юмор шутить? – Спросил он, обращаясь к Амели.

— Да! Это я умею, – похвасталась Амели.

Инесс тоже расплылась в довольной усмешке.

— Ребята, – сообщила она сидевшим впереди близнецам. – У нас пополнение в компании.

— Оk, sister, – узнав в Амели особо отличившуюся в нашумевшей потасовке, обратился Уизли к досентвантке. – Ляпни что-нибудь.

Ансэстер потерла ладоши. В выражении ее лица появилось что-то не ангельское.

— Будет сделано, – она прокашлялась. – Трипио, не мог бы ты помочь мне с переводом? Я не могу понять, на каком это языке: ~#$% ‘’@16^/ ………………….. Последовала длинная цепочка непереводимых славянских идиоматических выражений.

Трипио молчал пару секунд, пока до его электросхем достучалось вышеуслышанное.

— О, святые шестеренки! – Взвизгнул дроид, густо покраснел обшивкой и рухнул в электрический обморок. Цепи Трипио безнадежно закоротило.

Поттер новым пополнением в команде остался бесконечно доволен.

ГЛАВА 9. ШЛЯПА НИКОГДА НЕ ОШИБАЕТСЯ Даже если вас съели, всегда есть два выхода.

Теория Силы под началом декана Винду – сплошное нервное расстройство. Как и обещал, Мэйс проверил знание Кодекса «от корки до корки» каждым из падаванов. Лишь под конец урока он рассказал, что такое медитация, и с чем ее едят. В целом лекция была очень нудной, но зевать никто не осмелился. И наконец, Джедай просто не мог не сделать достоянием гласности тот факт, что в тот же день назначено слушание «по делу» Ансэстер, чем почти довел студентку до ручки. В очередной раз обозвав своих подопечных уголовниками, Мэйс отпустил всех на перемену.

Урок шел уже минут десять, когда двери широко распахнулись и влетела растрепанная Ансэстер, тут же наполняя помещение крепким запахом табака, отчего Скайвокер непроизвольно скривился.

— Мисс, вы опоздали. Потрудитесь объяснить…

— Забей. В этой жизни слишком много формальностей и ограничений. Очисть свой разум от вопросов, и ответы придут к тебе сами.

— Молчи и знай свое место, – Люк указал студентке на свободный коврик. – Садись. Тема урока – концентрация. Переходим к практике…

Люк внимательно следил за потугами студентов на протяжении всего урока. И у всех, вроде бы получалось, а у Ами - никак, ну хоть кол на голове чеши! Скайвокер подошел к клевавшей носом Ансэстер и наклонился к ее лицу:

— Дыхни!

— А? – Ансэстер одарила Джедая мутным взглядом.

— Я сказал, дыхни! - Крепкий дух спиртного и сигарет заставил Скайвокера зажать нос, отчего голос у него стал придушенным. – На свою голову! %№*№*, Ами! Не стану спрашивать, где ты достала корелианский виски. Спрошу иначе: ты с ума сошла?! Тебе напомнить, что вчера было?

— Забей…

— В жизни много формальностей? Уже слышал. Еще что-нибудь?

Амели улыбнулась:

— Как сказала одна слизеринка, это лучше, чем грызть ногти.

— Не понимаю, чего ты добиваешься своим поведением? – Разошелся Люк. – Домой захотелось?!

В темных и, без сомнения, красивых глазах блеснул недобрый огонек:

— А меня никто не спрашивал, хочу ли я вообще в эту дыру, где даже электричества нету! Где все готовы лизать Винду задницу, лишь бы снискать его одобрение. А мне посрать на эту фигню! Никто не хочет спросить святого Поттера, сколько у него было девушек с начала учебного года, прежде чем называть эту школу оплотом нравственности и порядка? Или же сколько травы выкурили Уизли? Где я взяла кореллианский виски Вас тоже мало волнует! До чего же была права одна слизеринка, назвавшая Хогвартс рассадником пороков! Так что даже не заикайтесь о хорошем поведении, Люк Скайвокер, понятно Вам?

— Хочешь сказать, что позволяешь себе подобное потому, что остальные так тоже делают? Тоже неправда – прежде всего это твое собственное решение.

— Значит то, что Винду меня изживает из школы – тоже мое желание? Я всю жизнь мечтала вылететь из школы на второй день занятий! Это так захватывающе! Всем советую, - Амели прекратила рассматривать свои ботинки и посмотрела на учителя с вызовом.

— Так ты из-за этого?

— Нет, я просто выпить хотела! – Ами вытерла рукавом мокрые глаза. – Из-за чего же еще, дубина?!

— Забей, образуется как-нибудь. – Люку не доставляло особого удовольствия наблюдать за набирающей обороты истерикой Ансэстер, но ничего утешительного в голову не приходило. Он хотел вытереть слезинку на ее подбородке, но девчонка шарахнулась в сторону.

— Вот только не надо строить из себя заботливого старшего братишку!

— Я не…

Но она резко развернулась, мотнув косичками и убежала: «Уже второй раз, - усмехнулся невесело Люк. – Теряем квалификацию…»

Откуда-то издалека донесся звон колокольчика: время урока подошло к концу.

Айрин была собой очень довольна: ей все же удалось доказать учителям, что она достойна внимания. За день Айрин сумела принести Досентванту 25 очков, а это большое достижение. Если так пойдет и дальше, их факультет сможет получить кубок школы, рассуждала она.

Но баллы – это не главное. Айрин была без ума от магии, готова прочитать всю библиотеку, съесть, проглотить ее! Даже джедайство не увлекало Айрин так сильно. Интересно, а сколько магов живет в ее родном городе? Теперь она была уверена, что предостаточно.

Карауля свою сестру, Айрин остановилась перед фонтаном. Тепло светило сентябрьское солнышко. Тихо шумели листья в кронах деревьев. Пели птицы.

«Виктории придется многое объяснить, - подумала Рочестер, поглядывая на часы. Разговор обещал быть напряженным. – Уже четыре». Айрин вспомнила, что именно сейчас решается судьба Амели: «Да пребудет с ней Сила!»

— Айрин Рочестер! Вот так сюрприз!

— Виктория Рочестер! Как приятно вас видеть!

— Прогуляемся? - Виктория подошла к сестре вплотную.

— И ты не боишься, что я тебе врежу? – Прищурилась Айрин

— Нет, иначе вылетишь следом за своей подружкой, - Айрин молчала. Скорей всего Ами придется собирать вещи, но тут она сама виновата. - Да, нехорошо ваши вчера поступили со Слизерином. У вас еще не было уроков со Снейпом? Бедняги, вы не знаете, с чем столкнулись! Заочно заслужить его нелюбовь! Я вам не завидую.

— Тебе нравится в Слизерине? – Спросила Айрин.

— Да. Студенты очень дружны между собой, но другие факультеты действительно недолюбливают. Мы небезосновательно считаем себя достойнее остальных. И наш декан любит нас, как родных. У меня хорошая компания. Видела Драко Малфоя? Он самый красивый парень во всей школе, не правда ли? Так вот я с ним встречаюсь…

Айрин почувствовала себя так, как будто кто-то ей врезал под дых.

— Почему мы здесь? – Решила перейти к основным для себя вопросам она.

— Наша бабуля была ведьмой. Помнишь, в детстве я говорила, что она по ночам вылетает через печь, а ты мне не верила? Она работала послом Великобритании в СССР.

— Почему Шляпа определила тебя в Слизерин? Там ведь только чистокровные волшебники.

Виктория свела брови:

— Это что, оскорбление?

— Нет. Вопрос.

— Хочешь знать, почему меня приняли в школу на первом курсе, а тебя нет?! Понятия не имею, - Айрин бросила на сестру недоверчивый взгляд. Виктория закатила глаза. – Если не веришь мне, зачем тогда спрашиваешь? Я твоя сестра и не стану лгать.

— Тогда почему ты ничего не рассказывала?

— Дамблдор запретил.

— Почему?

— У него спроси! Хотя не думаю, что он так и скажет. Тут какая-то тайна. Между прочим, твоя Ансэстер тоже в этом замешана.

— Не говори мне об Ами.

— Вы поссорились?

— Откуда ты…

— Брось, я тебя знаю. Вам нужно спокойно поговорить.

— Если ее выгонят, это уже не будет иметь значения.

— Будет в любом случае.

— Ты что-то знаешь?

— Это только мои предположения. Принадлежность к факультетам, как правило, обязывает к определенным качествам, развивая которые, студент развивает тем самым магические способности. Насколько я знаю, доброта и отзывчивость обязательны для Досентванта. Что если Дамблдор ждал, когда появится Досентвант, поэтому тебя не распределили? Не потеряй свой источник Силы, ты ведь смышленая практичная девочка!

— Спасибо, мамочка, - проворчала Айрин. – Не надо меня поучать.

— Я же старше, - Виктория улыбнулась.

— На пятнадцать минут!

Сестра взяла Айрин за руку:

— Я рада, что мы снова рядом, но сделай мне одолжение: не ищи со мной встреч. Слизерин – закрытое братство. Я не первая, чьи родственники попадают на другой факультет, и не собираюсь становиться первой, кто нарушит негласное правило на этот счет. В следующий раз, когда захочешь меня потревожить, потрудись чтобы это было по делу, хорошо? И запомни: Шляпа никогда не ошибается. Всего доброго, Айрин.

— Всего доброго, - досентвантка с сочувствием вглядывалась в спокойное лицо слизеринки, вынужденной выбирать между родными и близкими.

— Прибереги жалость. Не суди о том, чего не знаешь. Если тебе понадобится моя помощь, я всегда к твоим услугам. Педсовет, я думаю, уже закончился. Привет Ансэстер.

— Намек понят, - Айрин развернулась и побежала обратно, вверх по дорожке, а Виктория осталась стоять и смотреть ей вслед с отсутствующим видом.

В кабинете директора было яблоку негде упасть, Винду, наверное собрал здесь всех, кого только вспомнил. «Несчастная Ами», - подумал Скайвокер, отыскав для себя местечко. Магистр занял последнее пустовавшее кресло. Следом за ним с довольно бодрой улыбочкой появилась Ансэстер и низко поклонилась, приводя свои косички в движение. До Люка вновь донесся отчетливый запах табака.

— Добрый вечер, мисс Ансэстер. Я думаю, вам будет неудобно стоять, - Дамблдор взял свою палочку и начертил Ами кресло.

— Благодарю, господин директор.

— Мы бы не подымали на уши всю кафедру, мисс, - обводя глазами присутствующих, Дамблдор споткнулся о требовательный взгляд Винду, сглотнул. - Но Ваша принадлежность к Досентванту обязывает к безоговорочной дисциплине. Это очень важно для человека, обладающего способностями к Силе. Не мне говорить Вам об этом. Вы же два раза вышли за рамки прилежного поведения. Даже три, если учитывать неприятный инцидент с участием мистера Филча. Или даже четыре, если вспомнить о небольшом конфликте в Хогвартс-экспрессе. Ну, может, и пять, если какие-либо претензии выскажет профессор лингвистики дроид Си3ПО.

— Ну, я…

— Только не говорите, что не знали значение той отвратительной фразы! – Винду фыркнул и скривился, как старый сапог. – Где вы научились таким гадостям?

Скайвокер покосился на старшего магистра, но промолчал: «Чья бы банта рычала? Сам матерится, как механик из Мос Айсли».

— Терпения мало, горячится не стоит. Пусть Силе ум открыт твой будет. Темная сторона ближе, чем думать мы привыкли, живет она из нас в каждом. Но только контроль Свет настоящий нам откроет, – Йода умолк, устало сомкнув веки.

— Профессор Дамблдор, если позволите, – все обратили внимание на Снейпа. – Мисс Ансэстер была замечена мной в дурной компании гриффиндорцев. Макгонагалл заерзала в своем кресле, но Снейп не обратил на нее внимания. – Эту студентку явно облюбовала банда во главе с мистером Поттером. Девушку следует уберечь от их пагубного воздействия, пока это еще возможно. Я готов заняться этим при условии, что мисс Ансэстер перейдет в Слизерин, раз уж достопочтенный магистр Винду – довольный собой Снейп подарил Мэйсу самый презрительный взгляд, на какой был способен. – Не способен воспитать из нее Джедая.

— Не смейте, Северус, голословно очернять моих подопечных! - Встряла Макгонагалл. – Директор Дамблдор, моя профессиональная честь задета. Я требую, чтобы мисс Ансэстер определили в Гриффиндор под мою ответственность!

— Нашли за кого заступаться! – К такому повороту Винду не был готов. - Люк, расскажи, как она тебя вчера огрела.

— Мэйс, я пришел сюда, чтобы защищать мисс Ансэстер, а не потакать тебе. Если тебе так интересно, она согласилась ходить ко мне на оба факультатива: фехтование и практику. В связи с этим я хотел просить отдать мне Амели в падаваны.

Ансэстер, казалось, дар речи потеряла, выговаривая свое возмущенное «Чаво?!»

— НЕТ! Через это, Скайвокер, мы уже проходили, - подчеркнул фамилию Винду.

— Проходили, но не прошли. – Йода поднял в воздух свой когтистый пальчик. – Согласен я. А ты, Мэйс, пока помалкивай, я старше есть, хм!

— О чем спор в таком случае? Я думаю, было бы глупо не дать такой талантливой девушке еще один шанс, – заключил Дамблдор. – Мисс Ансэстер, сами Вы что по этому поводу думаете?

— Из Досентванта в другое братство?! Да ни за что! Я Джедай по призванию, так что ничего хорошего и этой затеи не выйдет. А ежели магистр не в состоянии меня выносить, выгоняйте из школы.

— Создается дурное впечатление о вашем воспитании, мисс, – не унимался Винду. - Меня, как декана факультета, к которому вы принадлежите, это не может не волновать. Вы резки, горды и вспыльчивы. Эти качества не свойственны Джедаям. Я повторю то, что говорил раньше: Джедай несет огромную ответственность за все свои действия. Каждый из вас – лицо Ордена. Люди судят о нас по нашим поступкам!

— Уж не хотите ли Вы сказать, что Шляпа ошиблась, сэр Винду? – Дамблдор чуть повысил голос. По кабинету пополз шепоток.

— Почему бы нет?- Мэйс встал в позу.

— Да потому что Шляпа никогда не ошибается, - Дамблдор рассмеялся вместе со всеми. - Кажется, инцидент исчерпан, - директор посмотрел на часы. - Желаю всем приятно провести этот вечер.

Учителя поднялись из своих кресел, и те тут же растаяли в воздухе. Выйдя первым из кабинета, профессор Снейп едва не запнулся о кабель, подсоединенный к паре прелестных девичьих ушек. Слизеринка вынула удлинитель и с вызовом взглянула на декана.

— Уайт, Вы с ума сошли! – Зашипел Снейп, но почти тотчас хрипло расхохотался. – Просите меня заступаться за неудачниц, подслушиваете. – Вы уверены, что учитесь на ТОМ факультете?

— Шляпа не ошибается, профессор, - хмыкнула Уайт, прежде чем щелчком пальцев наложить на себя чары невидимости. – Вы же слышали.

Мадам Спраут, последовавшая примеру Снейпа, застала в воздухе бестелесную ухмылку в лучших традициях Салазара Слизерина.

— Что это, Северус?

— Где?

— Вы не видели?

— Нет.

— Наверное, показалось…

Амели задержалась, чтобы поблагодарить директора.

— Предложение чая все еще в силе, - подмигнул Дамблдор. - Когда у Вас будет свободное время, заходите. Доступ будет беспарольным.

— Ну что, Скайвокер юный? Помог тебе я, хм? – Йода задержал на минутку молодого Джедая.

— Спасибо, учитель. Я бесконечно благодарен, – Люк отвесил коротышке поклон до самых его ушей. – Я чувствую, что Амели отличается от других. В ней есть нечто особенное.

— Возможно, ученик мой. Но осторожен будь. Ощущения твои обманчивы быть могут. И если щекотливость ситуации учесть… О чем говорю я понял ты, хм?

Люк кивнул. Конечно. Ему уже тысячи раз рассказывали эту кошмарную историю.



Введите защитный код, приведенный ниже: