- Размер текста +
Story Notes:
Может содержать спойлеры к книге «Секреты джедаев».
***

Он принял эту смерть, как джедай. Значит, такова воля Силы. Воля Силы, что он жив, а Квай-Гон – нет. Воля Силы соединила его с Энакином.
Но иногда, по ночам, до жути невыносимо становилось от неожиданной ответственности, самостоятельности, одиночества… Так не хватало совета учителя и друга… Каким бы сильным и мудрым ты ни был, как часто бывает нужен чей-то спокойный совет…
И тогда он тихо приходил сюда. В самый дальний уголок прекрасного сада. Живая Сила невероятно полно и совершенно пронизывала все вокруг. Ощущать ее – одно это приносило покой душе…
Небольшой укол разочарования тронул его, когда он понял, что его любимое место уже занято… И тут же ощутил, кем. Он не видел ее давно. И что-то сдерживало его всегда, когда он общался с ней. Он не помнил, что именно.

– Оби-Ван! Это, и вправду, ты?
Неужели, действительно…
– Сири?!
Темная фигура приблизилась, откинула капюшон, и он увидел знакомое лицо. Ее черты стали взрослее, определенней. Больше зрелости в глазах. Волосы золотом спадали на плечи. Она широко улыбалась.
Оби-Ван почувствовал, как и по его лицу расплывается ответная улыбка.
– Как я рада видеть тебя, убийца сита!
Он застонал:
– Сири! И ты туда же!
И его черты вновь затвердели, когда он вспомнил, каким именно образом он стал убийцей злосчастного сита.
Она опустила голову. Тихо промолвила:
– Прости. Я не хотела напоминать тебе о нем…
– Все в порядке… наоборот, когда я говорю о Квай-Гоне, становится легче…
Он сглотнул.
Сири покивала головой.
– Тогда не так чувствуется одиночество, да?
Ее глаза потеплели улыбкой. Усаживаясь под деревом, Оби-Ван встретил ее открытый взгляд.
– В такие моменты начинаешь понимать, что ты совсем, совсем один, – наконец, сказал он. – Ты пришел в этом мир в одиночестве. И уйдешь из него в одиночестве. Никто не поможет тебе.
Она не отвела глаз.
– Истины, пережитые на собственном опыте, осознаны и навсегда с тобой. И это хорошо… Но ты не один, Оби-Ван.
– Да, да. Я помню. Смерти нет, есть Сила, – не удержался и хмыкнул он.
– Именно так, – категорично заявила Сири. – Но она, помимо всего прочего, проявляется и через конкретных людей.
– Угу.
– Ты счастливый. У тебя есть друзья, Бэнт и Гарен.
– О, да!
– Ты любимчик учителя Йоды.
– Какое счастье!
– У тебя есть Энакин.
– Иногда мне кажется, что он доведет меня до смерти!
– Ну, и я есть. Комлинки у нас казенные, между прочим!
– Мы сами казенные, – криво улыбнувшись, выдавил Кеноби. – Но я и не знал, что ты не относишь себя к числу моих друзей.
– Конечно, отношу, – в ее голосе чувствовались сомнения.
Сири отвела взгляд. Выражение ее лица трудно было описать. Безэмоциональная маска, из-под которой проглядывало нечто знакомое. Знакомое до боли, до безумия…
– Я узнала от Ади Галлии, что кто-то убит на Набу, – ее шепот был горяч, но тих и едва различим. – Мы только что оказались в этом Силой забытом месте. Связь была такая… она не поняла, кто именно... погиб. Я целую вечность думала, а вдруг это ты… Хотя чувствовала в Силе, что ты жив…
Его сердце вдруг вывернули наизнанку. Он вновь встретил ее пронзительный взгляд. Единое, моментальное осознание накрыло его с головой.
– Я обещал не напоминать тебе, – выдохнул Оби-Ван.
– Это не ты, это Сила, – она попыталась отшутиться и быстро опустила глаза.
Но стена рухнула, и Оби-Ван ошеломленно ощущал напрямую все ее существо. Это была связь, про которую они решили забыть. Внутренняя связь, еще более сильная, чем между учителем и учеником.
Рука Кеноби сжала ее пальцы.
Теперь Сири знала, она разделила его боль, его вину и чувство одиночества. Почему от этого становилось легче? Почему те печальные эмоции пропали, растворились в нежности и тепле, будто все его существо состояло из света, из лепестков цветов, из вдохновения?
– Сири…
Ее теплые губы коснулись его щеки, совсем так же, как тогда, семь лет назад. Но на этот раз он повернул голову и нашел своими губами ее губы.
– Оби-Ван, – едва слышно простонала она.
И прильнула к нему горячо и тесно.

Их соединение было всем, о чем только мог мечтать Оби-Ван. И даже тем, о чем он мечтать не мог. Он не знал, что ощущение любви может быть настолько сногшибательным и чистым, что легко забываешь о себе. Он не думал, что физическая близость способна так укрепить ту внутреннюю связь в Силе, что была между ними все эти годы. Он и не подозревал, что возможно ощущать присутствие другого человека всегда и везде, чтобы ни случилось. Сири была частью Силы и его данностью. И он больше не оплакивал Квай-Гона. Разлуки не существует. Ты никогда не один.

Десять дней прошли, как сказочный сон, как долгая медитация, как целая жизнь.
Она стояла у трапа корабля, золото волос на ветру.
Оби-Ван подошел к ней, улыбаясь, взял за руку.
– Ты улетаешь, а я все равно с тобой, – глядя в ее глаза, нежно сказал он.
Она отвела взгляд… И его будто световым мечом по груди…
– В чем дело, Сири? – нахмурился он.
– Обещай мне, – едва слышно выдохнула она,– не напоминать мне никогда…
– Нет! – возглас исходил из самой глубины его существа, из самого центра.
Оби-Ван отпустил мгновенную боль в Силу. Взял девушку за подбородок и заставил вновь посмотреть ему в глаза.
– Мы не нарушаем кодекса, Сири. Мы не привязаны. Потому что любим в Силе, а она вечна. И не сможем потерять друг друга, даже если б захотели, – проникновенно, на одном дыхании сказал он. – Мы не в состоянии не любить. Ты это знаешь. Зачем же лицемерить перед собой?!
– Оби-Ван! – резко остановила его она.
Ее взгляд пронзил его глаза, зелено-голубые, ясные.
– Я люблю тебя, и мы не грубые тела. Я это знаю, Оби. Я этим живу, – голос девушки звенел и дрожал. – Но… ты показал мне то, что я все эти годы старалась отрицать… Я женщина, Оби-Ван. Я все равно нахожусь в этом теле…. Если я буду думать о тебе, как о своем возлюбленном…
– Сири, – прошептал он.
Она закрыла ладонью его губы.
– Я не смогу не думать о том, чтобы… чтобы быть с тобой, как со своим мужчиной… Я захочу родить тебе детей. Я поставлю тебя превыше всего… Но быть джедаем – это дело всей твоей… нашей жизни, наша песня!
Жар и холод попеременно окатили его тело от этих слов.
– Сири, – только и мог промолвить он.
– Обещай мне!
– Сири!
Весь мир плыл в нереальной фантазии, будто все это происходило не с ним… Он видел только ее глаза. Голубые, бездонные и любящие.
– Обещай! Если ты не хочешь разрушить нашу жизнь!
– Сири!
– Оби-Ван! Обещай мне!
– Обещаю… – судорожно вдохнул он.
И в тот же миг Сири Тачи исчезла.
Но она была внутри него, в Силе… Он не мог забыть… Мог ли он забыть? Опять забыть…
Его глаза провожали в воздухе корабль, пока он не превратился в точку и слился с высоким корусантским небом.
«Что же мы наделали, Сири? Я не могу не любить тебя»…
– Учитель! – раздался детский голос.
Он вернул его куда-то, откуда-то.
– … Да, Энакин, иду.
Он забудет ее… опять.


Введите защитный код, приведенный ниже: