Твой Авалон by Alena Emris
Summary: У всего есть оборотная сторона, пока ты не найдешь свой Авалон.
Дальнейшие приключения Тома и Гермионы. Сиквел к фанфику "Эликсир жизни", прочтение которого необходимо для понимания.
Categories: Гарри Поттер Characters: Гермиона Грейнджер, Том Риддл
Перевод: Нет
Тип: Гет
Жанр: AU, Роман, Приключения
Challenges:
Series: Нет
Chapters: 34 Completed: Да Word count: 28720 Read: 30707 Published: 31.10.07 Updated: 12.12.16
Story Notes:

Название: Твой Авалон

Автор: Эмрис

Бета: Tessa

Гамма: Russian

Пейринг: Гермиона/Том Риддл

Рейтинг: R

Жанр: АУ, роман, приключения

Саммари: У всего есть оборотная сторона, пока ты не найдешь свой Авалон.
Дальнейшие приключения Тома и Гермионы. Сиквел к фанфику "Эликсир жизни", прочтение которого необходимо для понимания.

Дисклеймер: Герои принадлежат не мне, да поможет им Мерлин!

Благодарности: Russian за неизменную поддержку, Тессе за терпение и всем читателям, кто вдохновлял меня на написание сиквела!

 

 

Штормовое предупреждение by Alena Emris

История не прощает ошибок – эта банальная истина не давала Гермионе покоя все последние годы ее жизни в ином времени. Возможно, это было пресловутое чувство ответственности. А может быть, неверие в происходящее.

Слабых духом ответственность парализовала, давила к земле, но другим давала исключительную возможность вдохнуть жизнь полной грудью, пройти по лезвию ножа. Для кого-то это был путь вниз, для иных же – дорога к величию.

Гермиона не имела права на ошибку, и сейчас, когда она упустила время действия обоих порт-ключей, у нее оставался единственный шанс попасть домой вовремя.

За ней уже не просто следили – на нее охотились. И это говорило о том, что ставка была сделана верно. И таким же верным оказалось решение увести слежку за собой.

Гермиона невесело улыбнулась и крепче сжала в руке волшебную палочку. Как умно было с их стороны, да невзлюби их Мерлин, – натравить на нее авроров. И теперь анти-аппарационные барьеры охватывали все магические кварталы.

Послышались осторожные шаги – Гермиона затаила дыхание, когда группа блюстителей магического правопорядка проскользнула мимо. Ее охранная магия всегда была сильна, но в любом случае стоило подстраховаться... Выпрыгивая из своего убежища, волшебница быстро направила палочку на удаляющихся авроров, чтобы создать иллюзию и сбить их со следа. Затем плотнее укуталась в мантию, опустила капюшон и торопливо направилась в противоположную сторону.

Ветер пронизывал, опавшая листва сбивалась под ногами в бурое влажное месиво, небо сталью нависало над головой. Осеннее  утро наводило тоску и усиливало тревогу. Тревогу, надо сказать, вполне обоснованную.

Двести метров до выхода из магического квартала показались Гермионе невероятно длинными. Она старалась не ускорять шаг, но рука невольно сжимала палочку все крепче, до онемения пальцев. Внимательный взгляд быстро отметил едва уловимые движения авроров, скрывающихся по углам, – ее поджидали. Но слабостью их плана являлась как раз необходимость прятаться». А хорошо спрятаться в этом узком переулке и одновременно вести слежку было практически нереально.

И чему их только учат в аврорате? Волдеморта на них на них нет. Тем проще для нее!

В такие моменты нетрудно было понять, почему лучшей защитой всегда считалось нападение. Не дожидаясь, когда противники обнаружат себя, Гермиона направила палочку на заблокированный выход из квартала.

– Reducto!

Раздался саднящий грохот. В кирпичной стене появилось огромное отверстие, обломки и пыль разлетелись вокруг, накрывая авроров.

Теперь надо действовать быстро. Отвлекающее заклятие уже не поможет.

Гермиона кинула за спину «туманную бомбу» – ее собственное изобретение, вдохновленное воспоминаниями о проказах близнецов Уизли, – и бросилась вперед, плазменным щитом освобождая себе дорогу. Уходя от разноцветных лучей-заклятий бегущих на нее авроров, перекатилась по земле. И уже у самого выхода создала фейерверк, который взорвался над головами преследователей ослепительными шарами.

В пылу бывшая гриффиндорка не задумывалась ни о заклятиях, укрывавших ее непроницаемой завесой, ни о врагах, чьи жизни были так или иначе важны, ни о нелепости момента. Все осталось поверхностным и незначимым в танце сражения. В каждом бою ты сражался только с самим собой…

Огненная лавина обрушилась на тех, кто поджидал ее с другой стороны прохода. Плотнее прикрыв голову капюшоном, молодая женщина кинулась вперед. Языки пламени окутали ее хрупкую фигурку, в лицо дохнуло жаром, и она на миг испугалась, что не выберется отсюда никогда.

Но в это мгновение она оказалась на маггловской улице, и порывы холодного ветра уже не показались столь враждебными.

Да, она это сделала! Гермиона бросилась бежать. Свернув за угол, быстро скинула темный плащ в ближайшую урну. Круглосуточный торговый центр был безлюден, но тут она могла затеряться за полками и гигантскими рекламными щитами. Проклятый анти-аппарационный барьер! И неотступное ощущение, будто кто-то продолжает следить – издалека, но пристально и непрерывно. Паранойя. Но в такой ситуации лучше паранойя, чем провал.

С этим надо было что-то делать. Гермиона покинула здание через противоположный выход, свернула на другую улицу и остановила такси. Плюхнувшись на кожаное сидение, волшебница слегка расслабилась и велела водителю ехать в другой конец города. Совсем не туда, где находился аэропорт.

Таксист был уже в годах, похоже, всю ночь не спал и плелся неторопливо, что поначалу Гермиону вполне устраивало. Но вскоре, когда необходимость прикидываться простой маггловской пассажиркой прошла, столь медленное движение стало абсолютно невыносимым.

Ну почему, почему все самые ответственные моменты всегда выпадают на ее долю?..  Впрочем, путешественница во времени прекрасно осознавала: если не она, то никто. Она могла, а потому была обязана. Теперь она куда лучше понимала Гарри Поттера… Иногда в ее голову закрадывалась мысль: а вдруг ее незабвенные друзья так и продолжают жить в том мире? Без нее, в тяжелейших условиях режима Волдеморта. Но нет, сколько бы она ни размышляла об этом, каждый раз приходила к одному и тому же выводу: она оказалась не в альтернативном мире. Хроноворот всегда переносил ее в ту же вселенную. И не было никаких оснований полагать, что этого не произошло и сейчас. Неужели такое надругательство над душой, какое сотворил худший вариант Тома, было настолько противно Вселенной, что понадобилось запустить механизм саморегуляции? Или же Волдеморт готовился к чему-то еще более ужасному? Все свидетельствовало об этом. И пусть Эйнштейн переворачивается в гробу…

– Что, красавица, была тяжелая ночь? С работы едешь? – прервал ее мысли дедок-таксист.

Гермиона невольно усмехнулась.

– Да, с работы.

И надо сказать, она выполнила свою работу хорошо.

– Домой? – Водитель, очевидно, и сам был бы не прочь поскорее там оказаться.

– Домой, – подтвердила волшебница, ощущая неожиданное тепло на сердце, словно прикосновение родных и заботливых рук.

И действительно, она направлялась домой, туда, где ее ждали. Не дай Мерлин ей опоздать…

Они уже отъехали достаточно далеко, чтобы сбить с толку маггловскую полицию, если таковая подключится к делу.

– Остановите здесь, – потребовала Гермиона, прервав очередной вопрос водителя и поспешно расплатившись, вышла из машины.

Через пару минут она поймала другое такси за углом и уже на третьем доехала до аэропорта. Главное сейчас – никакой магии! Иначе вновь сядут на хвост.

Национальный аэропорт Вашингтона встретил англичанку суетой и показной беспечностью. Но та привычно скользнула взглядом по выгодным для ведения слежки местам и обнаружила там людей, одетых весьма подозрительно. Впрочем, они не обращали на нее особого внимания – вот уж кто-кто, а она умела одеваться как обычная представительница маггловской популяции. Но отсюда следовал вывод, что авроры взяли под контроль все важные точки города. Даже маггловские, не только каминную сеть. Глобальный подход, молодцы. Еще бы научились одеваться не по моде комедийного фильма.

Гермиона прошла регистрацию и, ожидая посадки, задумалась, что бы она сейчас предприняла на месте Авроров… Следить за применением магии вне волшебного мира – больше им ничего не оставалось. А магию она использовать не собиралась.

Интересно, здесь они получали хорошие взбучки от начальства?

Как ни странно, взлет прошел без приключений. Но волшебнице почему-то не верилось, что ее выпустили из страны так просто. И лишь когда самолет оказался над Атлантикой, она поняла суть ловушки.

Темное облако посреди чистого неба стремительно приближалось и вело себя весьма необычно для естественного природного явления. К тому же самолет уже поднялся над облачным слоем. Когда явственно почувствовались турбулентные потоки воздуха, Гермиону одолели самые пессимистичные мысли. Неужели они готовы были погубить ни в чем не повинных людей, чтобы избавиться от одной разведчицы? Как же быть с общими принципами неприкосновенности магглов? Неужели авроры Штатов пойдут на такое? Или это не их рук дело?

Гермиона сочувственно покосилась на десятилетнюю девчушку в ряду напротив, которая испуганно жалась к отцу. Где-то в салоне раздался детский крик. Достижение цели любой ценой... Отвратительно. Кто додумался поиграть в Темные Лорды на этот раз?

Ослепительная вспышка прорезала грозовое небо, тучи засветились холодным пламенем. Это было даже красиво – пугающая, мрачная красота. Именно так прекрасна и притягательна смертельная опасность, именно так когда-то очаровал ее молодой Том Риддл.

Самолет тряхнуло, испуганные голоса и детский плач отвлекли ее от созерцания стихии. Гермиона нахмурилась, услышав слова командира экипажа, который пытался заговорить зубы взволнованным пассажирам. Без сомнения, «Боинг-707» являлся новым реактивным самолетом с прекрасными летными характеристиками, но если за дело взялись маги, то шансов не было.

Уши закладывало от постоянных «воздушных ям», голова кружилась, нервы были натянуты до предела.

Волшебница уже дотронулась до палочки, но тут неожиданная мысль заставила ее замереть. Противники, кто бы они ни были, не знали, не могли знать, в какой именно самолет она села и села ли вообще. Их маневр был направлен на устрашение, это была проверка. И потому ей оставалось лишь ждать до последнего, ибо на карту были поставлены жизни не только этих людей.

Стиснув зубы, Гермиона взяла палочку в руку и заставила себя откинуться на спинку кресла. Ждать… Как трудно просто ждать! Стараясь расслабиться, волшебница наблюдала в иллюминатор, как стремительно приближается грозовой эпицентр. Казалось, самолет уже неуправляем. Сколько еще получится выдержать? И сможет ли она среагировать, когда начнется крушение? От людей после авиакатастрофы не оставалось ничего, тела распылялись на мельчайшие частицы, в отличие от вещей, которые в данном случае любезно принял бы океан.

Да, эрос-танатос все еще имел бывшей гриффиндоркой свою непреодолимую власть. Сколько раз она готовилась к смерти из-за Тома Марволо Риддла… Гермиона не боялась, нет, но и не хотела ее.

В этот момент шум двигателей изменился, и волшебница замерла. Мурашки прошли по спине, когда самолет словно начал проваливаться в глубокую воронку. Неужели они падают? Значит, пора.

Гермиона прикусила губу, с тревогой оглядела пассажиров, затем перевела взгляд на иллюминатор, затянутый мраком. Самолет падал, сотрясаясь в турбулентных потоках, и она приняла решение. Пусть у нее останется мало шансов потом, но это несоизмеримо с гибелью стольких людей.

Она подняла палочку, собираясь взмахнуть ей и мысленно произнести заклинание, рассеивающее магическую грозу… Но в этот момент иллюминатор вдруг просветлел, и яркий солнечный луч ослепил невольную виновницу происшествия.

Люди выдохнули в изумлении, потрясении, радости. Кто-то начал петь, другие бросились обнимать соседей. Общее ликование усилилось после сообщения командира о том, что машина пришла в норму и полет продолжается.

Как же мало нужно для счастья – просто жить! Но лишь немногие умеют радоваться жизни самой по себе, каждый день, минуту, мгновение. И только в экстремальных обстоятельствах проявляются истинные ценности.

Гермиона откинулась на спинку кресла. Вытерла пот со лба, устало прикрыла глаза. Итак, она победила в играх воли и разума. Лорд Волдеморт мог бы ею гордиться!

Интересно, что подумали маггловские ученые по поводу невесть откуда взявшейся грозы над всем регионом? Науке еще многое оставалось неизвестно, как бы она ни прикрывалась квантовой физикой и эволюционными теориями. Вот попади им в лапы настоящий маг, его непременно бы препарировали на предмет всевозможных аномалий в генах, составе крови, строении мозга, нервной системы и всего прочего. И не факт еще, что лучше – попасть под микроскоп или сгореть на костре.

Гермиона позволила себе небольшой отдых, ей даже удалось немного вздремнуть. Но нужно было еще подготовиться к достойному появлению в аэропорту на радость врагам, которые, без сомнения, поджидали шпиона...

Как же она ненавидела все это огламуривание!  Даже сейчас, когда столько лет прожила с измененным цветом волос и привыкла вращаться в высшем обществе с его напыщенностью и лицемерием. Игра, везде игра... Что ж, пусть она исполняется с легкостью!

Девочка и ее отец, сидящие напротив, уставились на волшебницу, едва признав в этой роскошной женщине в струящемся бело-алом платье до полу, с высокой прической и красным лаком на ногтях свою неприметную соседку, которая была одета в потрепанные джинсы и куртку.

Когда самолет приземлился в Хитроу, Гермиона набросила на плечи теплую кашемировую накидку.

– С корабля на бал, мисс? – улыбнулся ей симпатичный стюард, подавая руку на выходе с трапа.

Она в ответ наградила его легкой улыбкой и кивком головы, входя в образ богатой, избалованной мужским вниманием дамы. Краем глаза волшебница окинула летное поле, автобус, техническую группу. Где-то здесь должны быть ее противники или, скорее, противник. Возможно, он среди магглов, прикинулся работником аэропорта… Но нельзя было исключить и того, что враг мог оказаться легилиментом, поэтому Гермиона привычно закрыла свои мысли. Пусть ее сочтут просто тупой – вполне сочетается с образом.

Наконец удачливая шпионка появилась в зале выдачи багажа, затем быстро прошла в кабинку туалета, откуда собиралась аппарировать. Вспомнил ли кто-нибудь о неожиданно пропавшей богатой даме или же нет, Гермиону не волновало. Через мгновение она должна была оказаться дома.

 

– Как же приятно бывать у вас в гостях, Том, – широко улыбаясь, сказал министр магии, одобрительно глядя на высокого, изысканно одетого молодого мужчину. – Вот где чувствуется дух истинной старины и благородства.

– И мне приятно его поддерживать, – отозвался Том Марволо Риддл, сопровождая главу министерства в зал, освещенный множеством свечей. – Замок основан в одиннадцатом веке и настолько тесно связан с благородными фамилиями, что давно пора было вернуть его магическому миру и реставрировать.

Он уже битых полчаса кормил Уордена Эджкомба историями про замок Певереллов, про городок Каслтон неподалеку и про огромную пещеру в непосредственной близости от замка, где, по преданиям, жило чудовище. Впрочем, теперь чудовище там жило не только по преданиям – он хорошо для этого постарался.

– Вы как всегда правы, Том, – кивнул министр, останавливая взгляд на немногочисленной группе гостей, занятых светской беседой. – Ваши познания в истории впечатляют.

– Положение обязывает, – с достоинством заметил Риддл, стараясь скрыть беспокойство.

Уже закончился ужин, давно пора было вернуться. Не хотелось предстать перед министерскими чинами полным идиотом. Ничего же не могло случиться, это просто задержка – он уверял себя. Ничего случиться не могло!

– А вот и наша хозяйка! Как замечательно, что она успела на вечер порадовать нас своей красотой, – объявил довольный Эджкомб, глядя за спину собеседника.

Том обернулся и встретился взглядом с сияющими темно-медовыми глазами.

– Ваша супруга с каждым разом становится все прекраснее. Вы счастливчик, Том, – елейно провозгласил министр, целуя руку подошедшей женщине. – Я бы и сам не отказался от такой помощницы.

Гермиона наградила мужа теплой улыбкой, и он про себя облегченно вздохнул. Она справилась, ей удалось. А разве он сомневался? Потому и отправил ее, не опасаясь ни предательства, ни дилетантства.

– Мне приятно с полной уверенностью заявить, господин министр, что мы всегда рады видеть вас в нашем скромном жилище. Чувствуйте себя как дома, – ослепительно улыбнулась миссис Риддл. – Надеюсь, вы быстро решите ваши дела. Том, твои материалы. – Гермиона передала ему кожаный портфель.

Риддл про себя усмехнулся, в который раз отмечая ее невероятные способности к убалтыванию нужных личностей в нужном ключе.

– Спасибо, дорогая, – приняв портфель из рук жены и своей главной помощницы, Том припал губами к ее ладони.

Нежные пальчики дрогнули, и молодой человек почувствовал, как промелькнула между ними та искорка, что всегда знаменовала начало упоительного соединения чувств, мыслей, эмоций… Но сейчас не время.

– В таком месте и с такими хозяевами нетрудно позабыть о делах, к которым нам действительно придется вернуться, – напомнил о себе Эджкомб.

Министр был неглуп, но настолько толстокож, что Риддла это убивало. Хотя особо жаловаться не приходилось – предшественник Эджкомба обладал еще и кучей дурных привычек, которые раздражали Тома, что, впрочем, не мешало ему использовать их в своих целях.

Том пригласил министра пройти к камину. В это время Гермиона направилась к остальным гостям, а затем повела дам в соседнюю гостиную, где заняла их рассказом, кажется, тоже об истории замка.

– Дорогая, я не представляю, зачем вам надо еще и работать, – услышал Том обрывки их беседы. – И почему против этого не возражает ваш милый супруг.

Салазар, как же просто пускать людям пыль в глаза! Давай им то, что они хотят увидеть, и всегда будешь на высоте. Они заметят лишь вывеску, красивый фасад. Счастливую семейную пару.

Домовой эльф шустро принес каждому по бокалу вина и зажег ароматические свечи. Слегка одурманивающие, но кто бы про это узнал?

Эджкомб разместился в кресле, заняв своим пухлым телом весь его объем, и окинул начальственным взглядом присутствующих мужчин.

– Очень рад, что мы собрались в таком истинно английском, историческом месте. Здесь даже словосочетание «английское вино» звучит не как шутка. – Чиновники показательно посмеялись, и их глава продолжил: – Итак, сейчас мы выслушаем доклад начальника Отдела международного магического сотрудничества. Том, что вы хотели сообщить нам в условиях приватности?

Риддл с демонстративным спокойствием открыл портфель и скользнул взглядом по документам. Да, наконец-то в его руках находились вожделенные материалы. Очень вовремя. Недаром было потрачено столько нервов, сил и галеонов – начиналась большая игра. Он ждал этого так долго, так много мечтал… Чувствуя, как разливается по всему телу приятная энергетическая волна и сила наполняет голос, Том обвел уверенным взглядом своих коллег и заявил:

– Когда вы узнаете суть моего сообщения, господа, думаю, вам будет понятна причина приватности нашей встречи. Все сказанное здесь предназначается не для посторонних ушей. – Риддл, разумеется, не боялся утечки информации в министерстве, но хотел, чтобы ее услышал не один министр. Тогда у того не будет шансов замять щекотливое дело. – Как, очевидно, может подтвердить начальник Отдела магического правопорядка по итогам последней международной конференции, посвященной обмену опытом силовых структур министерств Магии, его американские коллеги не раз сталкивались с неправомерным использованием магии среди магглов. – Риддл задержал взгляд на Деверелле Гэджеоне, худощавом грубоватом мужчине, у которого каждый раз от волнения начинался глазной тик, и дождался, когда волшебник ответит кивком. – Возможно, многим из вас так же известно о начавшемся конфликте в маггловском мире между двумя сверхдержавами: Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки. Нет? Вам не известно, Горнок? Позвольте вас просветить. Три года назад на острове Куба произошла революция и была установлена новая власть, которую активно не поддержали Соединенные Штаты. В апреле прошлого, 1961 года началась интервенция кубинских эмигрантов при военной поддержке США, которая завершилась провалом. Да, скажете вы, каких войн мы только не видели, – пресек Риддл попытку вмешаться со стороны открывшего было рот Деверелла. – Но тут имел место быть совсем иной случай. Вооруженное нападение провалилось из-за ряда нелепых случайностей и нестыковок. Их причина отражена вот в этих документах, к счастью, попавших к нам в руки. Прошу вас, господин министр.

Том уверенно передал пергамент главе министерства и с мрачным торжеством наблюдал, как вытягивается обрюзгшее лицо. Воистину, если бы не было такой подоплеки, ее бы стоило придумать самим. Хорошо, что этих мыслей не слышала Гермиона.

– Да, в дело вмешались неизвестные маги. Благодаря их манипуляциям операция «Плутон» провалилась, а Куба заручилась поддержкой противника США, который ввез на остров атомное оружие.

Риддл сделал паузу, дожидаясь провокационного вопроса, который не замедлил поступить от начальника Отдела магических игр и спорта, здоровяка Горнока Гэмпа:

– И что в этом особенного? Это маггловские дела, помимо применения магии, разумеется. В любом случае, это проблемы американских авроров.

Темные глаза Тома сверкнули, и он улыбнулся своей самой очаровательной улыбкой. Но те, кто знал Риддла хорошо – а таких было совсем немного, – могли бы точно заявить, что начальник международников был в такие моменты наиболее опасен.

– Горнок, а вам известно о последствиях применения атомного оружия? – спокойно и мягко поинтересовался Риддл.

– Вы имеете в виду воронки от взрывов, Том? Как же, приходилось наблюдать во время последней маггловской войны, – пожав плечами, Горнок отпил из бокала.

Едва заметная улыбка вновь тронула губы Риддла, и он продолжил тем же тоном:

– Вы правы, только нужно учитывать, что в воронку может попасть целый квартал, а разрушен может быть весь город. Большой город. Лондон, например. А после ударной и световой волны последуют проникающая радиация и радиоактивное заражение. Это означает, что, выйдя из-под волшебной защиты, вы тотчас же гарантируете себе лучевую болезнь, пути лечения которой лишь сейчас разрабатываются в наших экспериментальных лабораториях. То же самое вас ждет, если вы будете питаться продуктами, подвергшимися радиоактивному заражению, и даже пить воду. А реки, смею напомнить, у нас с с миром магглов одни и те же. Старых запасов вина нам не хватит.

Горнок закашлялся, поперхнувшись напитком. Остальные начальники отделов обменялись тревожными взглядами. Большинство из них было в курсе, что представляло собой ядерное оружие, но мало кто предполагал, что эта угроза может подобраться так близко и к ним самим. Эджкомб достал из кармана платок, нервно вытер вспотевший лоб и приложил ладонь к сердцу.

– Том, ваша информация ставит нас в очень сложное положение, – наконец тихо заговорил он. Впрочем, напрягать голос ему и не пришлось бы, при первых же его словах повисла мертвая тишина. – И от нас требуется большая мудрость, чтобы выйти из ситуации с честью. Так, чтобы никоим образом не повредить Британии и всему магическому миру.

Надо было ловить момент. Виртуозность игрока заключалась в том, чтобы этот момент почувствовать. И в подобной игре вряд ли кто-то мог превзойти наследника Слизерина. Разве что его законная супруга, да и то не всегда.

– Вы совершенно правы, господин министр, – решительно отозвался Том. – Очевидно, что в сложившихся обстоятельствах мы обязаны объявить сбор основного состава Совета Международной Конфедерации волшебников.

Эджкомб в ужасе уставился на своего подчиненного. Но очень быстро понял, что при отказе его собственная позиция станет весьма уязвимой. А потому единственное, что в данный момент можно было сделать, это переложить ответственность на чужие плечи.

Том брезгливо усмехнулся про себя. Как же предсказуемы, тупы и, главное, эгоистичны власть имущие всех времен и народов…

– Поручаю это дело вам, Том, – голос министра уже обрел привычную уверенность. – Вы самый достойный кандидат, чтобы представлять Британию в данном вопросе.

Принимая из рук Эджкомба портфель с документами, Риддл не мог отказать себе в удовольствии широко улыбнуться.

– Почту за честь, – сказал он, отвесив легкий поклон министру. – А сейчас, я думаю, самое время расслабиться. Надеюсь, вы не откажетесь послушать музыку, господа?

Том слегка взмахнул палочкой, и в соседнем большом зале ярко вспыхнули свечи и заиграл ностальгический мотив.

В дверях показалась группа министерских жен, мгновенно среагировавших на смену настроя вечеринки.

– Горнок, представляешь, Риддлы платят домовым эльфам! – оживленно сообщила миссис Гамп, подскакивая к мужу. – Говорят, те служат намного лучше и даже не приходится их бить!

Том заметил, как нахмурилась от подобных излияний миссис Риддл, и, подойдя к жене, протянул ей руку:

– Потанцуй со мной. Мы это заслужили.

Гермиона лишь улыбнулась в ответ.

Она понимала, что история не прощает ошибок. Но в их силах этих ошибок не допустить.

Это произведение помещено в архив http://www.fiction.star-gaze.net/viewstory.php?sid=275